Барбара-Бен

Показательна история учёного Бена Барреса, который рассказал о своём опыте работы в научном сообществе до и после трансгендерного перехода. Ещё до каминг-аута, когда он был известен как Барбара Баррес, учёный постоянно сталкивался с дискриминацией, получая от профессора вместо похвалы за решение сложной математической задачи унизительный комментарий: «Наверняка за тебя её решил бойфренд».
www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2006/07/12/AR2006071201883.html

Ситуация радикально изменилась после трансгендерного перехода. Коллеги, не знающие о том, что Бен трансгендерный мужчина, по умолчанию относились к нему с большим уважением, не подвергали его авторитет сомнению и внимательно слушали на собраниях — он говорит, что мог «даже закончить целое предложение без того, чтобы тебя перебил мужчина».

Живенький сериал намечается


@Wicked Man — обрати внимание

Джеймс Франко сыграет одновременно двух персонажей, братьев-близнецов Винсента и Фрэнки Мартино. По сюжету они стали главными фигурами в создании порно фильмов. А Мэгги Джилленхол исполнит роль проститутки по прозвищу Конфетка

Пара фильмов

www.kinopoisk.ru/film/568373/

Охотник с Уолл-стрит
The Headhunter's Calling

Ничо так. Жизненно. С цинизмом все как мы любим. Про корпоративные rat races которыми мы заменяем свою жизнь

Про переводную литературу

takiedela.ru/2017/06/kak-ya-bila-literaturnim-negrom/
Я перепечатываю весь роман на английском, мы прогоняем его через переводчик PROMT. Это кажется гениальным решением. Пока мы не видим перевод: «его рабочий поршень остановился», «она княпала через передачу», «груды волочились по волосяной плоскости», «единицы конечностей двигаются вдоль», «деревянное стояло упорно», «животное знает животное», «кнак, кнак, кнак, вопросило лицо». Это невыносимо. Костик хохочет. Я разбиваю три тарелки. Людочка звонит и передает привет от Сергея Валерьевича.

— Слушай, — говорит Костик. — А ты уверена, что кто-нибудь из них читал оригинал?

Аннотацию мы перевели за десять минут.

Свой первый любовный роман я написала за три недели.

Тот, кто не сдавал вовремя текст, ничего не знает об эйфории.

Быстрее, кошечка! Убей, убей!


www.kinopoisk.ru/film/84202/
Нам показана жизнь трех красивых стриптизерш. В свободное от работы время, когда им не приходится трясти своими роскошными формами перед посетителями бара, девушки развлекаются так, как их душам угодно. Они делают то, что захотят. Садятся в свои гоночные машины, устраивают гонки, путешествуют, отдыхают в пустыне, купаются, издеваются друг над другом, в общем, весело живут. Однажды, яркие представительницы прекрасного пола на заправке узнают о том, что на заброшенной и всеми забытой территории живет некий папаша-инвалид со своими сыновьями, который имеет внушительное состояние. Так вот, недолго думая дамы твердо решили, что им просто необходимо, нет, они обязаны завладеть этими деньгами.



( Читать дальше )

отрада глаз эстетов-киноманов

tjournal.ru/44158-kinematograf-i-zhivopis-britanskii-rezhissyor-nashyol-v-chuzhih-filmah-obrazi-s-izvestnih-kartin
В начале мая британский режиссёр Вугар Эфенди (Vugar Efendi) выпустил третью и последнюю часть своего проекта Film Meets Art. Как и в предыдущих частях, он собрал кадры из кинолент, напоминающие или прямо отсылающие к картинам. По его словам, он преследовал цель обнажить связи между этими двумя различающимися формами искусства.

Из фильмов в подборку вошли, например, «Пикник у Висячей скалы» Уира, «Королевство полной Луны» Андерсона, «Выживший» Иньярриту и «Возвращение» Звягинцева.

Классика

Наткнулся на «Маэстро, шедевры и безумие Тайная жизнь и постыдная смерть индустрии классических грамзаписей». Хороший взгляд на индустрию. Много вкусных деталей

Новая книга Нормана Лебрехта, автора нашумевших расследований «Кто убил классическую музыку?» и «Маэстро Миф», — первая наиболее полная хроника индустрии звукозаписи. В центре внимания автора оказываются не только его любимые персонажи — дирижеры, певцы, пианисты — звезды мирового классического репертуара, — но также руководители крупнейших звукозаписывающих корпораций и небольших фирм звукозаписи. История их закулисной жизни и «позорной смерти», поведанная весьма осведомленным автором, крайне увлекательна и способна в немалой степени стимулировать мыслительный процесс. Во второй части издания представлен провокационный список из ста записей, которые, по мнению Лебрехта, изменили музыкальный мир. Наряду с ним приводятся двадцать самых бездарных продуктов звукозаписывающей индустрии. Этот хит-парад поможет сориентироваться в безбрежном море классических записей не только новичку, но вполне искушенному меломану. Перевод с английского Сергея Ильина.