Отрывок из нового ТГ Панова

«Наследие Великанов» уже повсюду! И в честь этого радостного события — еще один отрывок о приемниках… Тьфу: о преемниках! ))

Вместо ожидаемой политической победы, посещение «Средства от перхоти» принесло великому фюреру только боль, разочарование и позор. Семья окончательно уверилась в смертельной болезни Кувалды, все социальные сети переполнились едкими комментариями, лейтмотив которых звучал с одной стороны просто, а с другой — очень неприятно для одноглазого:
«Кто станет нашим следующим великим фюрером?»
И как выпутаться из этого кошмара одноглазый Шибзич не представлял.
Поломав голову, он пришел к выводу, что необходимо как следует напоить семью, разумеется, бесплатно, и этим нехитрым, но предельно действенным способом доказать сородичам, что лидер пребывает в полном порядке.
Оставалось разобраться с сущей мелочью — с инвестициями, то есть, отыскать деньги для грандиозного кутежа, поскольку казна, которую в Форте называли «общаком», в очередной раз опустела. Способов пополнения семейного бюджета Кувалда знал ровно один: повышение налогов — подсмотрел у местного человского правительства, — но использовать его в столь напряженной политической обстановке не рискнул и вызвал уйбуя Копыто, здраво рассудив, что две головы гораздо лучше одной.
Тянуть время не стал, и при появлении старого приятеля одноглазый немедленно перешел к делу:
— Копыто!
— Я! — бодро отозвался уйбуй.
— Прифумал, гфе взять деньги?
— У кого?
— Ты мне скажи, у кого.
— Поиздержался?
Вопрос прозвучал довольно дерзко, но Кувалда решил пока не делать нахалу замечание, и спокойно ответил:
— Общак похуфел.
— Налоги подними, — молниеносно предложил уйбуй. — Как ты умеешь.
— Еще я вешать умею, — со значением ответил великий фюрер.
— От вешания денег не прибавится, — неожиданно разумно произнес Копыто. — Только налоговая база снизится.
— Что?! — поперхнулся от неожиданности Кувалда.
— Думаешь, только ты человский телевизор смотришь? — поинтересовался уйбуй. — Мы все смотрим, и знаем, откуда у наших налогов ноги растут.
— Откуфа?
В голосе великого фюрер прозвучало столько угрозы, что Копыто осекся. Помолчал, решил не отступать, но прежде, чем продолжить, осторожно поинтересовался:
— Слушай, Твое великофюрерство, ты ведь понимаешь, что я — твой единственный друг? И никто, кроме меня, правды тебе не скажет. Особенно после вчерашнего.
Услышав о вчерашнем, одноглазый тут же захотел пристрелить мерзавца, но сдержался. Понял, что в чем-то Копыто прав, и угрюмо кивнул:
— Говори.
И уйбуй приступил к оскорблениям.
— Если ты сейчас налоги поднимешь, Твое великофюрерство, народ сразу скажет, что ты себе на сладкую жизнь копишь перед смертью.
— Как это? — растерялся Кувалда. — Жизнь переф смертью?
— Да, — философски подтвердил Копыто. — Все так живут, а потом умирают, ты что, не знал? И челы тоже умирают, но сначала — живут, и воруют в три горла, куски по живому вырывая, а потом — хлоп: белые тапочки, тихая музыка, гроб, пусть даже золотой, и черви — они у всех одинаковые. Или жгут на фиг, чтобы червям обидно стало… Ну, чего я тебе рассказываю…
— Мля, Копыто, я зфоров! — взревел великий фюрер.
— А чего тогда вчера падал замертво? — резонно поинтересовался уйбуй.
— Устал.
— С двух стаканов?
— Отравили меня.
— То есть, ты уже мертвый?
— Мля… что за ифиот?
— Ну, для мертвого ты вообще подвижный, — поразмыслив, продолжил Копыто. — Да и ходок энергичный: с такой бабой совладал…
— С какой бабой совлафал? — машинально переспросил одноглазый. Мысли о деньгах и вчерашнем позоре отвлекли его от наблюдений за повседневной жизнью семьи, и он, так сказать, оказался не в курсе нынешних трендов. — Ни с кем я не влафал…
— Ты, чего, опять видосик пропустил? — удивился уйбуй.
— Гфе мужик в пустой бассейн ныряет?
— Нет.
— Гфе собака говорящая?
— Нет.
— А какой?
— Про тебя и Маманю.
— Про какую Маманю? — очень тихо спросил Кувалда.
— Про Маманю Дурич, — сообщил Копыто. — Как ты ей приемника заделал, позабыв о друзьях и товарищах…
У великого фюрера задергалось единственное веко:
— Ничего я ей не зафелывал.
— Как это не заделал, когда все знают, что заделал, — резонно отозвался уйбуй. — Семья в курсе, так что не отвертишься.
— Откуфа все знают?
— Маманя сказала.
— Все фумают, что я умираю!
— А ты умираешь?
— Копыто, еще слово и я тебя прямо зфесь повешу.
Уйбуй послушно заткнулся.
С минуту в кабинете царила тишина, затем Кувалда привычно извлек из ящика стола бутылку, два стакана, разлил, не чокаясь с собеседником выпил и хмуро спросил:
— Так что с Маманей?
— Ролик показать?
— Включай.
Уйбуй установил перед одноглазым смартфон и запустил запись. На экране появилась Маманя, без оружия и наряженная максимально скромно: в юбку, кофту и платок. Она стояла под портретом Кувалды и по команде оператора плаксиво затянула:
— Все мы любим нашего великого фюрера, и я люблю нашего великого фюрера и всегда его любила. С самого детства его любила, нашего героя…
— Мля, эта гафина старше меня! — прокомментировал одноглазый.
— Ты дальше слушай, дальше интересно.
— …и когда наш обожаемый великий фюрер предложил мне помыть в кабинете полы, я ничего такого не подумала. Я только обрадовалась, потому что мыть полы в кабинете великого фюрера — это большая честь, ведь там хранятся разные секреты нашей могучей семьи, которые не должны узнать враги, и входить в кабинет великого фюрера могут только самые проверенные…
— Все, мля, буфу кажфого уйбуя переф совещанием проверять, — пробормотал Кувалда. — Чтобы знали, в чей кабинет вхофят…
— Я помыла полы, — продолжила Маманя. — А когда узнала, что беременна, то сразу рассказала об этом нашему обожаемому великому фюреру…
— Нет!
— …и мы вместе назвали ребеночка…
— НЕТ!!!
Кувалда выхватил ятаган и рубанул по проклятому смартфону. Но замешкался, Копыто успел выхватить собственность из-под удара, и клинок застрял в деревянном столе.
— Это что такое? — прорычал великий фюрер, вытаращившись на уйбуя единственным глазом.
— Это — последствия небезопасного секса, — со знанием дела объяснил Копыто. — Доигрался ты, великий вождь, наследницей обзавелся…
— Нет у меня никого!
— Получается, есть.
— Не трогал я Маманю! Она мне в бабушки гофится!
— Но ребеночек у нее есть, — развел руками уйбуй. — Девка Сопля… Ядреная, кстати, уже два раза замужем побывала.
— За кем? — машинально поинтересовался Кувалда.
— Да, кто их, Дуричей, разберет? — отмахнулся Копыто. — Побывала. А теперь ее Маманя переименовала в СопляК, как бы в отчество…
— В какое еще отчество?
— По батяне.
— Мля…
— И теперь у нас по Форту разгуливает претендент СопляК.
— Претенфент на что?
— На трон, Твое великофюрерство, — объяснил Копыто. — Маманя всем вштыривает, что ты перед смертью благословишь родную кровь…
— Нет у меня рофной крови!
— Совсем?
— И никогфа не было!
Уйбуй помолчал, обдумывая заявление несчастного, после чего кивнул:
— Часть народа тоже так говорит и с Маманей не соглашается. Но Дуричи как видосик увидели, так уже три часа пьяные от радости по всему Форту скачут и рассказывают, что когда ты, стало быть, помрешь, то СопляК сделается приемником, а Маманя при нем… при ней, в смысле, регентшей заделается… то есть, при нем, при приемнике, который пока претендент… В общем… — Копыто понял, что запутался, выдержал паузу и сменил тему: — В общем, кинул ты меня, великий фюрер, а я тебя братом звал.
— С чем кинул?
— Раз ты помирать собрался, мог бы и меня приемником назначить. Ну, или хотя бы премьер-министром, а потом я уж сам…
— Я не собрался помирать!
— Конечно, теперь тебе легко говорить.
— Копыто, ты совсем фурак? — выдохнул одноглазый. — Ты веришь в то, что я с Маманей мутил?
— Сердцу, как говорится, не прикажешь. А СопляК, как ни крути, на тебя похожа, и даже отчество у нее на твою букву начинается. Так что отвертеться тебе будет трудно, — подытожил Копыто и выпил.
Кувалда тяжело вздохнул.
Он знал свои слабости, прекрасно понимал, что частенько оказывался из-за них в дурацком положении, но нынешние обстоятельства показались ему самыми безумными из всех, в которые ему доводилось влипать.
Семья уверена, что он умирает. Это плохо, потому что как только дикари окончательно свыкнутся с этой мыслью, то сделают вывод, что надо помочь великому фюреру в том, чтобы он без мучений, а главное — поскорее, отправился в дальний путь и не мешал междоусобице. А преданные Шибзичи отвернутся первыми, потому что какой смысл служить тому, кто вот-вот помрет? А как после фиаско в «Средстве от перхоти» доказать семье, что он крепок и здоров — непонятно. А Маманя запустила тему с наследником, точнее, с наследницей, и теперь остальные претенденты готовы выдвинуть свои кандидатуры. В смысле — взяться за оружие.
— А может это и хорошо? — пробормотал задумавшийся фюрер. — Избавлюсь от самых офиозных…
— От кого? — не расслышал Копыто.
Кувалда перевел взгляд на верного уйбуя, помолчал, после чего велел:
— Ты, вот что, фенег мне фобуфь.
— Откуда?
— Ограбь кого-нибуфь. Но привези феньги или товар. А я пока пофумаю, как с этими наслефниками разобраться.
— Только разбирайся до того, как помрешь, — попросил Копыто. — Чтобы мне потом легче было.
— Пошел вон!

Первоначальный вариант Робокоп 2

«Корпоративные войны» должны были начаться со сцены ограбления банка с использованием артиллерийского орудия. Прибывший на место Робокоп быстро расправлялся с преступниками, но один из них, как в анекдоте про «из последних сил», наводил на киборга пушку и нажимал на спуск. Взрыв практически полностью уничтожал Мёрфи.

После этого на экране появлялась надпись «25 лет спустя», и мы переносились в изменившийся до неузнаваемости мир далёкого будущего. После нефтяного кризиса автомобили исчезли, передвижение осуществляется только по воздуху. Города превратились в плексы — самодостаточные комплексы, где роботы обеспечивают привилегированным гражданам все услуги, от приготовления пищи до секса. Самый знаменитый человек в этом мире — живущий на орбите рэпер Мундог. Американским президентом стал популярный комик, а триллионер Тед Фликер продвигает закон, который позволит ему приватизировать правительство и все Соединённые Штаты. В общем, этот мир — нечто среднее между «Элизиумом» и «Идиократией».

Взлёт и падение «Робокопа» 1
Концепт-арт боевого робота из «Робокопа 2»

После вступления мы бы увидели, как двое корпоративных шишек, Биллингс и Монтана, находят в руинах здания OCP тело Робокопа и восстанавливают его, превращая в некое подобие судьи Дредда. Робо должен был передвигаться по уровням Метроплекса (бывшего Лос-Анджелеса) и на месте выносить приговоры всем правонарушителям.

Как можно догадаться по названию, сюжет сиквела строился на корпоративных разборках. Биллингс и Монтана пытались использовать Робокопа в борьбе против Теда Фликера — который позже оказывался роботом, выдающим себя за человека. Фликеру удавалось перепрограммировать Мёрфи, и тот начинал выполнять команды, противоречащие его моральным установкам. Но при поддержке управляющего Метроплексом суперкомпьютера по имени Нейромозг (он принял облик покойной жены программиста, и по сюжету у них с Робо были намёки на киберлюбовь) Мёрфи удавалось освободиться от поработившей его программы. После этого он разбирался с приспешниками Фликера, а самому роботу-триллионеру отрывал голову и комично отфутболивал её.

Сценарий завершался сценой исполняющего космический рэп Мундога. Ясное дело, текст песни был посвящён Робокопу.
www.mirf.ru/kino/robokop-nesnyatye-stsenarii

Еволюция

#ГолосомДроздова
Утконос
В 1799 году английский натуралист Джордж Шоу открыл утконоса, и уверовал в Бога. Потому что решил: эволюция бессильна сотворить такую странную хуйню, тут явно не обошлось без высших сил. Вообще, путешествие в Австралию далось Шоу тяжело. Ну сами посудите: верный традициям английский джентльмен, который видел только лошадей и лис, сначала встречает муравьеда в Южной Америке, и у него слегка отъезжает крыша. Потом он в Австралии натыкается на ехидну, принимает ее за муравьеда, и приходит в трепет. Короче, утконос его добил и вызвал неебический экзистенциальный кризис.

— Кто ты, блядь? — со слезами вопрошал Шоу, сидя на берегу озера и глядя на утконоса. — Раз клюв, значит, ты птичка. Раз шкура, значит, млекопитающее. А лапы у тебя расположены, как у ящерицы.Так кто ты, хуйня неведомая?
Утконос внимательно выслушал, пожал плечами и нырнул в воду.
— Значит, ты рыбка, — зарыдал Шоу.
Когда утконос, накупавшись, выбрался, биолог сообщил ему:
— Ты как хочешь, а я делаю из тебя чучело, и отсылаю в Англию изучать.
— Большое спасибо, идите к ебеням, — ответил утконос. — Меня не интересует эмиграция в Европу хоть тушкой, хоть чучелом.

Но коварный Шоу все же сделал из него чучело и отослал в Англию. Там ученые вообще опизденели, и решили, что Шоу их подъебывает. Взяли, да распороли бедную зверюшку, все швы искали, думали, клюв пришит.
— Дебилы, блядь, — вздохнул Шоу, и привез живых утконосов.
Все схватились за голову, и 25 лет щупали самок утконосов, чтобы найти у них сиськи.

— Зоофилы вы хуевы, — возражали самки утконосов. — Это ж как херово у вас в стране с сиськами, раз вы нас тискаете.
Но в итоге сиськи нашел у утконосов немецкий ученый. Немцы, они в этом плане более продвинутые.
— Я-я, дас ист фантастиш, — сообщили немецкие ученые. — Утконос — млекопитающее.
А найти долго не могли, потому что у утконосих молоко поступает через расширенные поры, а не через соски.

Утконосихи вообще дамы кокетливые, и постоянно вертят хвостом. А самцы — суровые и брутальные чуваки. Перед брачным сезоном утконосы впадают в спячку дней на 10, чтобы набраться сил для сексуальных свершений.

В брачный сезон вокруг самки собирается много самцов, и жестко пиздят друг друга ядовитыми шпорами. Хорошо, что Шоу хоть о яде не знал, а то б ёбнулся от счастья, и решил, что утконос — змея. В итоге утконос с видом завоевателя прет на самку, а она возмущается:
— Ну щас бля, ёбарь-террорист. А поухаживать?
Ныряет в воду, и плывет, вызывающе крутя хвостом.

— Да не умею я, — отмазывается самец, — Ну давай тебе лапу сломаю или за хвост что ли схвачу.
Цепляется за хвост утконосихи, и так они плавают по кругу, потом самка плюет:
— Хули от тебя толку? Ладно, горе, иди, дам уж.
Получив желаемое, самец быстро сваливает, поскольку заниматься семьей ему тоже неохота.
— Чо за мужик пошел? — вздыхает утконосиха, роет нору, несет там яйца в одиночестве, и затыкает вход собственным хвостом. От врагов и мужика своего, буде этот подлец решит вернуться. Но он не возвращается, а где-то хватает за хвост совсем другую самку.

Так что утконос такой странный, потому что его открыли британские ученые. С тех пор они делают исключительно ебанутые открытия.
© Диана Удовиченко

Прогулки по Средневековью

5rim.ru/product/progulki-po-srednevekovyu/
аннотация с сайта:
Пожалуй, больше всего мифов и страшных сказок окружает Средневековье. В нашем представлении это жуткое время, когда текли реки крови, города выкашивала чума, а в центре каждой деревни горел костер с ведьмой.

Период, который, протянулся почти на тысячелетие, — с точки зрения современного человека представляет собой непрерывную череду ужасов, войн, эпидемий… Главная задача этой книги – не просто развеять наиболее одиозные мифы и заблуждения, касающиеся Средневековья, но и побудить читателя к самостоятельным изысканиям.


Прочитал, понравился стиль изложения, некоторые факты о которых не знал до сих пор(гигиена, инквизиция, глава о Джордано Бруно, роль женщин в политике).
книга распространяется бесплатно в формате пдф — 5rim.ru/books/Middle_ages.pdf
  • +12
  • 14 декабря 2017, 11:26
  • AHAPX
  • 3

Бочка/ойро/бакс/ставка ЦБР

55/1.20/58/7
Окончание 30.09.2017
На последний торговый день года
А вы что думаете?
  • +7
  • 12 сентября 2017, 16:24
  • AHAPX
  • 53

Анек

Оторвало мужику член. Заплатили они с женой большие бабки, сделали ему операцию и пришили донорский.
Попробовали на нянечке — все в порядке, и отпустили домой.
Через месяц приходит жена с претензиями.
— Ну что же вы? Такие деньги взяли, а он меня и не чпокает.
Вызвали мужика и спрашивают, что случилось.
Мужик:
— А ничего, все в порядке. Перетрахал всех баб во дворе, на работе…
Врач:
— А жену почему не имеешь?
Мужик:
— Не могу переступить психологический барьер.
Врач:
— Какой барьер?!!
Мужик:
— Ну как же, свою жену и чужим хуем!

Про горячую тему

— Дмитрий Анатольевич, а я тут, кстати, один фильм на ютубе посмотрел, и там у вас какие-то дома, уточки, поместья. При этом сытые нулевые уже закончились, страна под санкциями, нефть уже не та. Откуда у вас это всё? Вы ведь даже не прокурор, мы же оба, эээ, понимаем ваше место в пищевой цепочке.

Дмитрий Анатольевич нервно озирается, потом подходит к президенту и жарко шепчет в ухо:

— Биткойны.

И дальше он рассказывает, что сам сначала не верил, но реально карточка отбивается за пять месяцев, если энвидию брать, хотя, конечно, где ее сейчас возьмешь за разумные деньги, но у грефа, правда, есть один контакт, может, и осталось, что на складе, а, да, конечно, и Греф тоже, он-то тему и спалил, у него все отделения уже второй год без продыху майнят, но у Грефа старая архитектура, и биткойны можно получить только в том отделении, где намайнил, неудобно, а еще Почта России майнила, но у них при пересылке все биткойны тупо вытащили из бандероли, и теперь, конечно, концов не найдешь.

— Да вы все там, что ли, майните, — не выдерживает президент. — я теперь понимаю, почему страна в таком состоянии, один Собянин работает.

— Нет, — говорит премьер. — не все. Мединский по бинарным опционам пошел, что с него взять, гуманитарий.

— А как бы и мне, — говорит президент, — небольшой, эээ, майнинг-риг собрать? Для борьбы с рецессией.

— Ну, биткойны это старая тема уже, — выдыхает Дмитрий Анатольевич. Перегреты. Я вам рекомендую Ethereum. Очень недооценен. И перспективы роста получше, чем у ВВП. У нас как раз есть один мальчик, который в этом хорошо разбирается, он вам все расскажет.

© не моё

По мотивам посещения думы блогершей

– Да вы не стесняйтесь! Нужно быть прозрачным – вот как я! – Саша навела на депутата камеру айфона. – Давайте так, Вы просто ходите по дому и рассказываете…

– О чем? Вот мы приняли в этому году поправку по переселению из ветхого и аварий…

– Да нет же! – Саша Лукас – юная звезда инстаграма – нахмурилась. – Аудитории это неинтересно!

– Да ладно – неинтересно! – депутат засмеялся. – У меня три судебных дела по этой программе! Застройщики, глядь… Извините…

– Тем более! Расскажите о детстве, о семье, будьте ближе к людям.

( Читать дальше )

Сперто с Фейсбук

— Оксана! — вскричал с порога Мыкола. — Быстро собирай сумки. Бегим отсюда!
— Да шо такое?
— Безвиз, Оксана! Европа дала нам безвиз! Бегим скорее. В Прагу, в Берлин, в Париж, в Лондон — куда угодно. Только подальше отсюда.
Спустя час оба, с двумя огромными чемоданами, с трудом втиснулись в переполненную маршрутку. В салоне все были с чемоданами и все гутарили про Европу. Подсчитывали будущие барыши, прикидывали, какой особняк прикупят, спорили, брать ли Порш Кайен или простой мерседес.
На вокзале было не протолкнуться. Проводники за две тысячи гривен сажали на багажные полки. Некоторых пускали на крыши вагонов, кто-то устраивался в емкости для угля. В спешном порядке к поезду прицепили еще с десяток грузовых вагонов и платформ, и все равно места на всех не хватало.
Наконец тронулись. За окнами вагона проплывали опустевшие города, поселки, хутора. В Ивано-Франковсе за поездом долго ковылял на палках инвалид с рюкзаком и кричал: Остановите вагон! Я с вами! Я с вами…
И вот наконец граница, пропускной пункт. Людское море простиралось до горизонта, кричали бабы, плакали дети, матерились хлопцы…
— Шо такое? — забеспокоился Мыкола.
— Да не пущают, ироды, — отозвался мужичок с чубом. — Говорят, бронь какая-то нужна, страховка, банковская выписка, билеты обратно…
— Как обратно? Куда обратно?!!! Я не хочу обратно!!! — закричал Мыкола.
Проплывающие над дорогой облака равнодушно внимали его крику…

Анек

Москва, Большой театр, премьера. Толпа на входе. К кассе пробивается мужчина с бородкой, с ним женщина в шляпке с вуалью.
— Здравствуйте, я академик, моя жена — профессор. Мы очень хотим попасть на этот спектакль.
— Сожалеем, но все билеты проданы.
— Вы поймите, я — академик, моя жена — профессор. Мы давно ждали эту премьеру, поищите для нас место.
— Извините, ничем не можем помочь.
Женщина теребит мужа за рукав:
— Вася, не унижайся, пойдем домой.
— Отъебись! Я академик, моя жена — профессор…