Собственники не могут поделить БКФ-банк

Субординированные кредиторы, наиболее уязвимые при ухудшении финансового положения банка, готовы идти на самые отчаянные шаги. Так, компания Netcore Solutions Ltd (Кипр) из опасений не получить свои средства обратилась в Банк России с сообщением о выводе бенефициаром БКФ-банка активов и просьбой о его проверке. По мнению экспертов, в данной ситуации предпринятые шаги могут оказать медвежью услугу кредитору. Если информация о выводе активов подтвердится, ЦБ вряд ли будет медлить с отзывом лицензии, чтобы не сокращать конкурсную массу.

В распоряжении “Ъ” оказалось письмо с жалобой на БКФ-банк, направленное в Банк России кипрской компанией Netcore Solutions 31 июля 2019 года. Из него следует, что десять лет назад между компанией и БКФ был заключен договор субординированного займа на $11,15 млн, срок которого истекает 24 октября 2019 года. 3 июля БКФ-банк обратился к компании с предложением погасить долг находящимися на его балансе квартирами в Крыму плюс $1 млн, отмечается в письме. Кредитора это не устроило ввиду непрофильности активов и опасений в отношении финансового положения БКФ в целом. «Миримская Ольга, являясь собственником 88% банка и председателем совета директоров, принимает решения по всем вопросам деятельности банка,— указано в письме.— По устной информации, полученной от предправления БКФ Орлова Сергея Владимировича, Миримская Ольга распорядилась вывести все активы из банка». В связи с этим компания просит Банк России обратить внимание на указанные выше факты и провести проверку финансового положения БКФ и его способности выполнять обязательства.

В БКФ-банке не планируют выплачивать долг в полном объеме. Там подтвердили, что предлагали погасить субординированный заем Netcore Solutions крымской недвижимостью и доплатой в $1 млн, однако компания на предложение банка не ответила. При этом в начале августа 2019 года банку стало известно, что Netcore Solutions «фактически принадлежит Голубовичу А. Д. и он является конечным получателем доходов от деятельности этой компании». По состоянию на текущую дату господин Голубович (бывший муж Ольги Миримской) владеет 11% БКФ.

По мнению банка, на протяжении десяти лет господин Голубович, пользуясь заключенным в 2009 году на свою компанию договором займа, выводил из банка прибыль и нанес ущерб в сумме более $7 млн.

Банк направил претензию Netcore Solutions «с требованием возвратить все неправомерно полученные доходы». В связи со вновь открывшимися обстоятельствами заем будет погашен в сумме, определенной судом (по информации “Ъ”, иск на данный момент не подан), отмечают в банке. При этом «никаких указаний о «выводе активов из банка»» Ольга Миримская никому не давала, сообщили в БКФ. Алексей Голубович на запрос “Ъ” указал, что о претензиях банка ему неизвестно.

В ЦБ сообщили, что не комментируют действующие банки. Однако по словам участников рынка, регулятор в случае поступления жалоб на банк не оставляет их без внимания и может провести проверку при наличии оснований. До сих пор подобные жалобы в публичное поле не выливались. «Насколько прецедентным является случай, сказать трудно, но он определенно нестандартный,— говорит партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин.— С учетом того, что кредитор выдал коммерческому банку столь существенный субординированный кредит, здраво оценивая ситуацию в банковском секторе и динамику отзыва лицензий, он пытается остановить действия собственника, которые, по его мнению, могут привести к нарушению устойчивости организации». По словам партнера коллегии адвокатов «Ионцев, Ляховский и партнеры» Игоря Дубова, судебная и регуляторная практика сложилась так, что все субординированные кредиты, вне зависимости от того, когда они выдавались, подпадают под действие ст. 25.1 закона «О банках и банковской деятельности», то есть подлежат списанию при недостатке капитала у банка. «Исполнение обязательств перед кредитором в размере $11,5 млн может потребовать от организации поиска источников финансирования»,— указывает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.

Впрочем, есть риски, что вмешательство ЦБ приведет к отзыву лицензии у банка, полагает Дмитрий Клеточкин. В этом случае, если рассуждать теоретически, логично предположить, что при наличии оснований ЦБ не будет медлить с отзывом лицензии, считает Игорь Дубов. «Если субординированный кредит будет выплачен незадолго до отзыва лицензии, это уменьшит конкурсную массу. Такую выплату можно оспорить, но исполнить решения суда в случае офшора будет весьма затруднительно»,— отмечает он.

www.kommersant.ru/doc/4068187
  • 0
  • 23 августа 2019, 10:34
  • Tristan

Комментарии (3)

RSS свернуть / развернуть
+
+1
Владельцы БКФ не сочлись долгами

Субординированный кредит банка идет в суд


Субординированные кредиты, ставшие для банков в свое время удобным источником пополнения капитала, все чаще становятся предметом разбирательств. Так, собственники БКФ предъявили претензию к субординированному кредитору — кипрской компании Netcore Solutions Ltd, после того как она подала жалобу в ЦБ на неблагополучное финансовое состояние банка. Четыре участника БКФ требуют чуть более чем за месяц до истечения срока займа признать договор недействительным и настаивает на возврате более $7 млн выплаченных процентов.

В распоряжении “Ъ” оказалась претензия четырех участников БКФ-банка (все ООО контролируются Ольгой Миримской, которая является бенефициаром более 80% банка) к субординированному кредитору — компании Netcore Solutions Ltd. В ней указывается на аффилированность Netcore с еще одним собственником банка — Алексеем Голубовичем (владеет 11%), о которой им стало якобы известно только недавно. (На момент выдачи займа господин Голубович состоял в браке с Ольгой Миримской).

Участники банка требуют признать договор субординированного займа недействительным, поскольку сделки с аффилированными структурами относятся к сделкам с заинтересованностью и подлежат согласованию общим собранием участников банка, которое не было проведено.

Они предлагают развернуть сделку и вернуть банку уплаченные за пользование кредитом проценты в размере $7,29 млн.

В БКФ отвечать на вопросы “Ъ” относительно этой претензии отказались, указав, что информация по данному спору будет доступна на сайте арбитражного суда после подачи иска к Netcore. Представитель Netcore Алексей Устюгов не ответил на вопросы “Ъ”. Алексей Голубович сообщил, что лично не принимал никакого участия ни в управлении банком, ни в его активных или пассивных операциях на протяжении почти десяти лет. «Все это должно быть известно основному акционеру и менеджменту, у которого, видимо, есть причины использовать их необычную текущую финансовую ситуацию в своих целях»,— отметил он. По итогам первого полугодия 2019 года БКФ получил убыток 180 млн руб. В таких условиях полное погашение крупного кредита Netcore (24 октября на $11,15 млн) может оказаться для банка непосильным, указывали эксперты (см. “Ъ” от 23 августа).

«Субординированные займы обычно используются как инструмент увеличения капитализации банка акционерами (участниками). Именно поэтому обязательства по ним удовлетворяются после удовлетворения требований всех иных кредиторов, а в некоторых случаях вовсе прекращаются,— указывает адвокат Forward Legal Карим Файзрахманов.— Обычный контрагент, не связанный с банком, на такие условия не пойдет». По его словам, в связи с этим странно выглядит заявление участников банка о том, что спустя десять лет они вдруг узнали, что полученный им субординированный заем выдан заинтересованной стороне. Кроме того, эти годы банк без каких-либо возражений выплачивал проценты, то есть своим поведением подтверждал действительность сделки, добавляет господин Файзрахманов. Такой же позиции придерживаются и налоговики, которые имеют претензии к данной сделке. Так, в уведомлении БКФ о вызове в налоговый орган (есть в распоряжении “Ъ”) прямо указано, что «банку БКФ не могло не быть известно о техническом характере компании «Неткор Солюшенс»». Как считает партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Клеточкин, учитывая, что субординированные займы для учета в капитале согласовываются с регулятором, суд в данной ситуации должен привлечь ЦБ третьим лицом, чтобы последний мог выразить свое мнение по делу.

При этом, по мнению экспертов, признание сделки недействительной вряд ли грозит банку нарушением нормативов. «Деньги реально были в распоряжении банка,— поясняет Дмитрий Клеточкин,— и странно будет пересчитывать норматив в прошлом, когда важно, какой он сейчас».

www.kommersant.ru/doc/4081063
avatar

Tristan

  • 04 сентября 2019, 08:03
+
0
«На момент выдачи займа господин Голубович состоял в браке с Ольгой Миримской» — это особенно смешно в разрезе иска)
avatar

fulltime

  • 04 сентября 2019, 10:48
+
+2
С 23 сентября операции по картам Банка корпоративного финансирования (БКФ) будут остановлены, поскольку РНКО «Платежный центр» прекратил их обслуживание. В РНКО “Ъ” пояснили, что причина — неудовлетворительное финансовое состояние банка. О прекращении обслуживания в БКФ узнали месяц назад, но оперативно нового партнера банк не нашел, поэтому карточные операции будут недоступны до конца октября. По мнению экспертов, спустя месяц даже после возобновления работы клиенты уже не вернутся в банк.

Сообщение о приостановке операций по картам опубликовано на сайте БКФ: «В связи с переходом на новый расчетный и процессинговый центр с 23 сентября операции с использованием банковских карт будут временно недоступны». В БКФ указывают, что переход вызван действиями РНКО «Платежный центр», которая уведомила банк о прекращении обслуживания карт в одностороннем порядке. Для БКФ РНКО — спонсор, через которого банк подключен к платежным системам.

В РНКО сообщили, что решение связано с неудовлетворительным финансовым положением банка. Там указали, что к числу рисков относят убыточность банка второй год (убыток по итогам первого полугодия 2019 года — 176 млн руб.), публичный отказ от погашения субординированного долга (см. “Ъ” от 4 сентября), а также проведение банком операций на крупные суммы, экономический смысл которых в БКФ отказались пояснить.

«Запас ликвидности и капитала банка, исходя из отчетности на 1 августа, позволяет ему выплатить спорный субординированный депозит, но обращает на себя внимание большой объем активов и обязательств, приходящихся на нерезидентов,— указывает управляющий директор НКР Станислав Волков.— В марте 2019 года БКФ привлек около 3 млрд руб. от нерезидентов и тогда же выдал кредиты нерезидентам на сопоставимую сумму. Подобные операции могут использоваться для защиты интересов бенефициара на случай отзыва лицензии (аффилированное лицо, получившее кредит в банке, не возвращает его, а другое аффилированное лицо, разместившее в банке депозит, претендует на оставшиеся в банке ликвидные активы)». Однако нельзя достоверно утверждать, что цель этих операций в БКФ именно такова, добавляет он.

О приостановлении операций БКФ был предупрежден за месяц, признают там. Но считают, что РНКО поступила «недобросовестно»: банк настаивал на сроке остановки операций по картам не ранее 31 декабря.

«По правилам платежных систем банк-спонсор несет полную финансовую ответственность за банк, который выступает косвенным участником платежной системы, поэтому спонсор обязан постоянно мониторить различные риски в деятельности спонсируемого банка,— отмечает исполнительный директор Национальной платежной ассоциации Мария Михайлова.— Для смены спонсора месяц — срок вполне достаточный».

После принятия поправок к 161-ФЗ, направленных на защиту от остановки работы карт из-за санкций, после случая с Еврофинанс Моснарбанком (см. “Ъ” от 12 марта) у банков создалось ложное впечатление неуязвимости, отмечают эксперты. Поправки не конкретизируют возможные случаи отключения в достаточной мере и сейчас дорабатываются (см. “Ъ” от 2 сентября), на что, видимо и рассчитывали в БКФ. В сообщении об остановке работы карт, несмотря на то что она не связана с санкциями, указано, что банк готовит жалобы в ЦБ, комитет Госдумы по финрынкам, в Федеральную антимонопольную службу и прокуратуру РФ.

Тем временем операции по картам банка остановятся уже в понедельник и «до последней декады октября».

После этого банк намерен перевыпустить карты, которых у БКФ около 4 тыс. Но за месяц число их держателей может существенно уменьшиться. «Любая приостановка работы сервисов банка на длительный срок порождает недоверие,— говорит управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.— За месяц держатели карт выведут с них средства в другие банки и вряд ли станут перевыпускать их в БКФ — преимущества карт такого небольшого банка (входит в третью сотню в РФ.— “Ъ”) неочевидны».

www.kommersant.ru/doc/4101861
avatar

Tristan

  • 23 сентября 2019, 09:08

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.