Угроза новых санкций вынуждает элиты думать о возвращении денег в Россию

МОСКВА (Рейтер) — Риск новых санкций США заставляет российский истеблишмент возвращать денежные активы из-за рубежа и придумывать неординарные способы, как это сделать, чтобы минимизировать потери, сказали четыре источника Рейтер.

В качестве идеи ряд представителей российской элиты, у которых есть счета за рубежом, предлагают выпустить облигации государственного валютного займа, которые обеспечили бы им больший доход и анонимность, чем банковские депозиты, сказали Рейтер три источника.

Рейтер не удалось установить, кто именно лоббирует выпуск внутренних валютных бондов, и с кем эти люди контактируют в правительстве. Так же нет свидетельств того, что правительство рассматривает эту идею всерьез.

Минфин отказался комментировать данную тему.

Подписанный президентом США Дональдом Трампом 2 августа закон о расширении санкций обязывает американскую администрацию представить в конце января в Конгресс доклад о наиболее богатых политических деятелях и бизнесменах, приближенных к руководству России. В докладе также должен быть оценен их чистый капитал, источники дохода и бизнес-связи за пределами России.

Юристы, знакомые с санкциями, говорят, что сам доклад не будет иметь юридической силы, а включение в него не означает автоматическое применение санкций. Однако закон, подписанный Трампом, в целом повышает риски для компаний, ведущих бизнес с организациями, попавшими под санкции, и заставляет элиту опасаться за свои активы за границей.

“Слухи о том, что список физлиц и юрлиц под санкциями может быть расширен… заставляют богатых российских топов заводить деньги обратно в Россию”, — сказал Рейтер источник на финансовом рынке.

“(У людей) есть опасения, что санкции будут введены против лиц, которые косвенно зарабатывают на компаниях под санкциями, — сказал он. — Все сидят и ждут, что будет, но деньги заводят в Россию”.

По аналогии с юридическими лицами, которым запрещено вести дела с российскими компаниями под санкциями и получать прибыль от сделок с ними, в этот список могут попасть топ-менеджеры, которые получают доход от компаний под санкциями в виде зарплаты и бонусов, предполагает источник.

Топ-менеджер в российском государственном банке сказал, что близкие к Владимиру Путину бизнесмены опасаются санкций и пытаются обезопасить свои сбережения, возвращая их в российские банки.

По его словам, они лоббируют выпуск Минфином специальных инструментов по примеру облигаций внутреннего валютного займа, в которые хотели бы вложить вернувшиеся на родину деньги и заработать на этом.

Источник в российском Минфине отверг эту идею, сказав, что никаких специальных инструментов не требуется, а при желании вложиться в суверенные бумаги, это можно сделать через российский депозитарий, купив еврооблигации. Источник в российском госбанке напомнил, что евробонды РФ на рынке — в ограниченном количестве, а новых выпусков нет.

“ВЭБОВКИ”

В России нет статистики, сколько средств местная элита держит за рубежом с целью сохранить сбережения на случай обвала рубля и непредсказуемых действий властей в отношении бизнеса.

Согласно оценке экономиста из Калифорнийского университета в Беркли Габриэля Зукмана, в 2014 году россияне держали в офшорах финансовые активы на сумму около $200 миллиардов, что эквивалентно 10 процентам ВВП России за тот же год.

Как ни парадоксально, угроза санкций может сделать то, что российским властям не удалось с помощью закона о деофшоризации — вернуть часть денег богатых россиян домой.

“Года три назад, в рамках темы ”деофшоризация“ поступали предложения по выпуску валютных облигаций для стимулирования репатриации капиталов. Тогда дополнительным аргументом была высокая волатильность курса рубля, девальвация и негативные прогнозы по курсу. Сейчас таким дополнительным аргументом могут быть и санкции”, — сказал высокопоставленный источник, имеющий связи в бизнес-кругах и Кремле.

Высокопоставленный источник в крупной российской компании сказал, что ряд людей хочет перевести свои иностранные денежные активы в РФ, но российские банки могут отказаться принимать средства из-за той же угрозы санкций.

“Поэтому додумались до того, чтобы какой-то счет открыть, на него купить российские облигации, которые Минфин специально выпустит, и их разместить в каком-нибудь месте, в депозитарии”, — сказал он.

Вложения физлиц в евробонды идут общим объемом от брокера, и информация об их владельцах может быть предоставлена только с их согласия, сказал сотрудник российского депозитария на условиях анонимности.

Кроме того, доходность валютных госбумаг выше, чем банковских валютных депозитов, ставки по которым в лучшем случае чуть превышают 2 процента.

Евробонды Россия-47, например, торгуются с доходностью около 5 процентов, десятилетняя Россия-28 — около 4 процентов.

“По валютным вкладам — низкие ставки, а вложения в валютные инструменты Минфина могут обеспечить им хорошую доходность, они могут заработать на этом”, — сказал топ-менеджер российского госбанка. Приток в банк уже идет, но пока это небольшие объемы, они могут увеличиться ближе к концу года, сказал он.

Высокопоставленный источник, имеющий связи в бизнес-кругах и Кремле, говорит, что внутренние валютные облигации могут понадобиться в случае распространения санкций на суверенный долг РФ.

Минфин США должен к февралю подготовить доклад о последствиях запрета инвестиций в российский госдолг.

Еще один источник в Минфине РФ назвал облигации внутреннего валютного займа, так называемые “вэбовки”, “историческим прошлым”. Появление облигаций внутреннего валютного займа было связано с банкротством в 1991 году Банка внешнеэкономической деятельности СССР, итогом которого стало замораживание сосредоточенных в нем валютных средств.

Для урегулирования валютного долга перед предприятиями, банками и физлицами обновленный Внешэкономбанк в мае 1993 года выпустил ОВГВЗ на $7,885 миллиарда под 3 процента годовых. Бумаги были номинированы в долларах США и выпущены пятью сериями со сроками погашения 1 год, 3 года, 6, 10 и 15 лет.

“Эта идея (выпуска спецбумаг) витает, но решения по ней нет… Минфину в принципе нужна валюта, так что есть опция, что они могут это сделать”, — сказал источник в госбанке.

С участием Елены Фабричной и Елены Ореховой. Текст Дарьи Корсунской и Оксаны Кобзевой. Редактор Дмитрий Антонов

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+
+1
В черном ящике деньги водятся

Часть внешних займов РФ в 2018 году могут зарезервировать под санкционные деньги


Вице-премьер Аркадий Дворкович в среду подтвердил, что в Белом доме идет дискуссия о создании специнструментов для размещения репатриированных в РФ капиталов подсанкционных лиц. По информации “Ъ”, по ее итогам правительству дано поручение в случае необходимости в 2018 году размещать такие средства в новых выпусках еврооблигаций РФ, квота для них может составить порядка $1 млрд, а при необходимости вырасти до $3 млрд. При этом «санкционные» бумаги, возможно, придется обслуживать в российских депозитариях без использования услуг Euroclear.

Об обсуждении во властных структурах РФ предложения неизвестных представителей бизнеса, предлагающих правительству в лице Минфина выпустить специальные инструменты для репатриации капиталов из-за пределов РФ в российскую юрисдикцию, 5 декабря сообщил Reuters. Министерство финансов отказалось комментировать эту тему. В изложении источников Reuters, предложение предполагало выпуск государственных ценных бумаг, номинированных в валюте — по аналогии с облигациями внутреннего валютного займа (ОВВЗ и ОВГВЗ, более известны как «вэбовки», обращались в 1992–2007 годах). Один из источников Reuters сообщил, что впервые такое предложение поступало «три года назад» (в 2014 году), решение не было принято, сейчас оно поступило вновь. Вице-премьер Аркадий Дворкович в среду в Лондоне фактически подтвердил существование в правительстве дискуссий о специальных «репатриационных» инструментах, сообщил, что не слышал о конкретных предложениях такого рода, а выпуска спецбумаг для репатриации капиталов «не исключил».

Как стало известно “Ъ” из источников в российском правительстве, тема «репатриационных бондов» в ноябре 2017 года действительно обсуждалась на совещаниях правительственных чиновников и сотрудников администрации президента, причем Минфину уже даны поручения готовить предложения по этому вопросу.

Источники “Ъ” не раскрывают авторов инициативы, однако знают объем потенциальных запросов на размещение — это около $1 млрд, а предельный предварительно заявленный объем «спроса на репатриационные инструменты» — $3 млрд, из чего следует, что речь не идет о возврате в РФ крупнейших состояний. Первоначально инициатива заключалась в предложении (отвергнутом Минфином) по выпуску рублевых нерыночных среднесрочных облигаций номиналом, привязанным к курсу рубля по отношению к доллару США. По итогам совещаний Минфину поручено обеспечить в случае необходимости предоставление группе инвесторов возможности размещать сбережения в виде квоты в выпуске еврооблигаций РФ 2018 года. Эти бумаги будут защищены по режиму раскрытия информации от возможного предоставления третьим сторонам сведений об их владельцах. Отметим, технически это возможно — при отказе от использования Национальным расчетным депозитарием (НРД) для части еврооблигаций новых выпусков ресурсов системы Euroclear и Crearstream. В этом случае еврооблигации, размещаемые на рыночных основаниях, де-факто будут обращаться только в пределах юрисдикции РФ, а информацией о владении ими будут располагать только НРД и номинальные структуры-держатели.

Никаких конечных решений по задействованию этой системы, по данным “Ъ”, не принято и не предполагается принимать как минимум до февраля 2018 года. Из описания схемы достаточно очевидно, что ее смысл заключается не столько в защите «репатриированных» с депозитов за пределами РФ капиталов (в достаточно ограниченном объеме), сколько в предотвращении «инфицирования» российских контрагентов при операциях с этими деньгами при возможном расширении режима санкций США. В течение ближайших трех месяцев вряд ли будет определено, будут ли подвергнуты санкциям банковские и финансовые структуры, которые будут взаимодействовать с деньгами, принадлежащими будущим подсанкционным структурам. Главным риском, например, для Сбербанка и ВТБ по принятию будущих «репатриированных» денег на валютные депозиты в РФ является риск штрафов, накладываемых на них за эти операции.

При этом подготовка будущей «антисанкционной» инфраструктуры не исчерпывается только вопросом будущих «токсичных» денег. В Госдуме в среду принят в первом чтении правительственный законопроект, призванный оформить режим черного ящика для сделок компаний, которые могут подпасть под расширение американских санкций (см. “Ъ” от 22 ноября), а, по данным “Ъ”, в правительстве уже готов проект постановления, переводящий конкурентные закупки нескольких десятков российских компаний с открытых электронных площадок на закрытую. По компаниям списка возможно (после принятия законопроекта Госдумой) и закрытие части или всей международной отчетности.

Задачей этого проекта также является не столько защита операций самих предположительных объектов санкций США (это по большей части невозможно напрямую), сколько снятие рисков их российских и иностранных контрагентов — «черный ящик» позволит делать это более или менее корректно. Впрочем, по данным “Ъ”, окончательного решения по конструкции «черного ящика» в Белом доме нет, обсуждаются варианты его обслуживания с использованием инфраструктуры подсанкционного АКБ «Россия», одного или нескольких госбанков, есть проекты «военного банка» и специализированной системы для госкорпорации «Ростех». В работе, по сведениям “Ъ”, также принимает участие Банк России, который, как и Минфин, не комментирует происходящее.

www.kommersant.ru/doc/3488596
avatar

Tristan

  • 07 декабря 2017, 08:51

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.