Почему низкая безработица не ведет к росту инфляции?

Москва, 26 июня — «Вести.Экономика». То, что центральные банки не могут бесконечно снижать безработицу, не провоцируя всплеска инфляции, — экономическая истина. Это следует из «существенной части теории, основанной на значительных исторических доказательствах», заявила председатель ФРС Джанет Йеллен.

Ее убежденность объясняет, почему 14 июня регулятор повысил процентную ставку на четверть процента до диапазона 1-1,25%.

Исключая продукты питания и энергоресурсы, цены лишь на 1,5% выше, чем год назад; целевой ориентир по инфляции у ФРС — 2%. Но Йеллен уверена, что безработица ниже ее так называемого «естественного» уровня, а это означает, что инфляция вскоре должна пойти вверх.

Права ли она? Или соотношение между динамикой безработицы и инфляцией, или кривой Филлипса (Phillips curve), больше неактуально?

Это не первый случай, когда данная теория проваливается. После финансового кризиса безработица взлетела до 10%. Такой переизбыток рабочих рук должен был привести к резкому замедлению инфляции.

Однако цены оставались непоколебимы: в октябре 2009 г., когда безработица достигла максимума, реальная инфляция составила 1,3%, что лишь немного ниже нынешнего показателя.

Некоторые экономисты объясняет это тем, что естественный уровень безработицы увеличивался парно-последовательно — другими словами, определенный рост безработных граждан был перманентным. В августе 2013 г. Роберт Гордон, экономист из Северо-Западного университета, определил естественный уровень безработицы в 6,5%.



Это объяснение не устарело. Безработица сейчас 4,3%, хотя инфляция остается низкой.

В ответ оценка ФРС естественного уровня опустилась. На прошлой неделе ее вновь снизили. Постоянные «догонялки» подрывают выдвигаемые ФРС основания для повышения ставки.

Регулятор планирует дополнительное повышение ставки в этом году, а также начать сокращение своего баланса, который был сильно раздут во время и после рецессии, так как покупались активы на вновь созданные деньги, отмечает британский журнал The Economist.

Но экономисты не собираются отказываться от кривой Филлипса по трем причинам. Во-первых, эффект воздействия безработицы на инфляцию может быть незаметным на фоне временных экономических колебаний. Это наиболее явно, когда нефтяные цены снижаются, как, например, в конце 2014 г.

Совсем недавно цены на услуги передачи данных при мобильной связи опустились, и телекоммуникационный гигант Verizon начал предлагать услуги по неограниченной передаче данных. В то же самое время специалисты по статистике увеличили вес, которые они дают подобным изменениям. В итоге более выгодные сделки по мобильной связи снизили инфляцию потребительских цен на более чем 0,2 процентного пункта за последний год.

Экономисты из банка Goldman Sachs считают, что безработица должна измениться на 1-2 процентных пункта, чтобы получить сопоставимый эффект.

Во-вторых, вполне возможно, что инфляция резко пойдет вверх, когда безработица опустится слишком низко. Что-то похожее произошло в конце 1960-х гг.

С безработицей ниже 4% инфляция взлетела с 1,4% в ноябре 1965 г. до 3,2% годом позже и почти до 5% в конце десятилетия.

Отчасти виновником произошедшего был президент Линдон Джонсон. Он требовал от ФРС не снижать эффект сокращения налогов более дорогими деньгами.

Учитывая намерения президента Дональда Трампа сократить налоги, а также возможную замену Йеллен в начале следующего года, ситуация пятидесятилетней давности может повториться.

И, наконец, последней причиной не отказываться от теории является ее акцент на инфляционные ожидания и безработицу. Инфляционные ожидания ослабли, в то время как рынок труда восстановился. Согласно Федеральному банку Нью-Йорка они еще больше просели в мае.

Самосбывающиеся ожидания могли бы объяснить низкую инфляцию и реабилитировать кривую Филлипса. Вместо этого звучат призывы поставить под сомнение обоснованность обещаний ФРС добиться своей инфляционной цели.

www.vestifinance.ru/articles/87227
  • +4
  • 26 июня 2017, 10:54
  • Tristan

Комментарии (4)

RSS свернуть / развернуть
+
+1
Улыбнуло )))

Открытое письмо Уильяму Дадли

Дорогой Мистер Дадли,

Ваши последние комментарии, последовавшие за состоявшимся на прошлой неделе выступлением Комитета по открытым рынкам, были особенно бесполезными.

В частности, ваши оправдания дальнейшему повышению ставок якобы для того, чтобы предотвратить обрушение уровня безработицы и воспрепятствовать росту инфляции, пахнут как пропавшие яйца.

Обрушение уровня безработицы

Честно говоря, обрушение уровня безработицы – это новый конструкт в экономическом дискурсе, и он к тому же подозрителен.

Давным-давно, когда мы еще не вошли в нирвану глобализации, угроза инфляции зарплат, обостряющаяся по мере достижения экономикой полной занятости, была постоянным источником тревог. Теперь официальный уровень безработицы находится на уровне лишь 4,3%, зарплаты все еще болтаются глубоко внизу, и складывается впечатление, что Федрезерв выстраивает новое пугало, чтобы оправдать свои действия. И что из этого?

Для начала скажем, что нетрадиционная политика Федрезерва полностью вытолкнула финансовый порядок из экономической орбиты. То, что раньше считалось невозможным, теперь встречается на каждом углу.

Например, абсурд отрицательных процентных ставок был немыслим до недавнего времени. Но годы покупок активов центральными банками сделали этот абсурд реальностью.

Возможно, возникшая опасность обрушения уровня безработицы реализуется в форме отрицательных значений этого показателя. Безумные вещи могут случаться, знаете ли, особенно, если учесть неограниченные возможности модели рождения и смерти бизнесов, придуманной Бюро трудовой статистики.

Во-вторых, мутные посылы Федрезерва, реализованные в форме полнейшей бессмыслицы, как например, его последние слова об обрушении уровня безработицы, очень сильно исказили первоначальный замысел понятной коммуникации монетарного регулятора.

В безмятежные времена устойчивого развития американской экономики Алан Гринспен, возглавлявший тогда Федрезерв, регулярно использовал тактику совестных интервенций, чтобы управлять инфляционными ожиданиями. С улыбкой произнося всякую ерунду, он понижал инфляционные ожидания, в то же время срезая ставки.

Нет сомнений в том, что за эти годы изменилось многое. И теперь мы видим, что Федрезерв полностью изменил свою тактику увещеваний. Во всех последних эпизодах, включая комментарии, сделанные в понедельник, Федрезерв заговаривает инфляционные ожидания вверх, а сам в это время повышает ставки.

Наши поздравления и спасибо вам!

История даст крайне низкую оценку этой тактике. Но по крайней мере в одном Федрезерв оказался последователен. У него есть безупречный послужной список все делать неправильно.

Если вы помните, в январе 2008 года, через месяц после старта Великой Рецессии Председатель Федрезерва Бен Бернанке заявил, что “Федеральный Резерв в настоящее время не прогнозирует рецессию.” Конечно, рецессией традиционно считается два последовательных квартала снижения ВВП, и поэтому технически вы не можете знать о наступлении рецессии до тех пор, пока она не наберет силу. Но постойте, в чем смысл прогноза, если он не может распознать рецессию в тот момент, когда она находится в самом разгаре?

Эта цитата занимает достойное место среди самых идиотских высказываний экономистов, и она по своей глупости не уступает известным словам Ирвинга Фишера, произнесенным им в октябре 1929 года прямо перед стартом Великой Депрессии, о том, что “цены акций достигли перманентно высокого плато.”

Честно говоря, Фишер не был человеком из Феда. Однако он был таким же приверженцем центрального планирования, каковыми являются все руководители монетарного регулятора. Тем не менее, ляпы, которые допускают так называемые эксперты, такие как Бернанке и Фишер, вносят в наши жизни изрядную долю удовольствия. Вы согласны?

А значит, Мистер Дадли, наши поздравления вам имеют под собой основания! В понедельник вы точно привнесли свой вклад в анналы стеба по поводу высказываний экономистов:

“Вообще-то я очень уверен, что, пусть текущая экспансия экономики относительно стара, мы все еще имеем длинный путь впереди. И то место, в котором мы находимся, очень хорошее.” – Уильям Дадли, 19 июня 2017 года.

Спасибо, сэр, за ваш проницательный взгляд. Люди не раз посмеются над этими словами в те безрадостные времена, которые ждут нас всех впереди.

Слишком мало и слишком поздно

Если положить руку на сердце, то ваши оправдания повышению ставок тем, что якобы есть угроза обрушения уровня безработицы, абсолютно беспочвенны. Вы повышаете ставки также и не потому, что хотите контролировать инфляцию цен. Повышая ставки, вы хотите прикрыть свои прошлые ошибки.

Уважаемый Джеймс Рикардс в статье, озаглавленной “Что ожидает Федрезерв впереди,” описал суть политики монетарного регулятора такой, какая она есть:

Теперь мы находимся в очень деликатном моменте, потому что Федрезерв упустил возможность повысить ставки пять лет назад. Они пытаются догнать упущенное, и вчера они вновь повысили ставки в третий раз за последние 6 месяцев.

Экономические исследования показывают, что в условиях рецессии Федрезерв вынужден срезать ставки на 300 базисных пунктов или того больше, чтобы вытащить экономику из спада. Я не говорю, что мы находимся в рецессии сейчас, но, вероятно, мы близки к ней.

Но, если рецессия начнется через несколько месяцев или даже через год, то как Федрезерв сможет срезать ставки на 3%, если у него в запасе есть только 1,2%?

Ответ таков: они не могут этого сделать

Поэтому Федрезерв отчаянно пытается повысить ставки до 300 базисных пунктов или до 3% до начала следующей рецессии, чтобы у него было пространство для маневра. Другими словами, они повышают ставки, чтобы у них появилась возможность срезать их.

К сожалению, Мистер Дадли, Федрезерв просчитался. О попытках повысить ставки сейчас можно сказать лишь “слишком мало и слишком поздно.” Нет ни единого шанса на то, что Федрезерв сможет повысить ставки по федеральным фондам до 3% до наступления следующей рецессии. Вероятно, вы не успеете повысить их даже до 2%.

Но, несмотря ни на что, вам следует держаться выбранного курса. Если вы собрались повышать ставки, так повышайте их, а затем повышайте снова. А затем вновь повысьте их.

Обрушьте рынки акций. Обрушьте рынки облигаций. Обрушьте рынки недвижимости. Вычистите долг и спекулятивные эксцессы из финансовых рынков.

Позвольте маржинальным бизнесам обанкротится. Позвольте слишком-большим-чтобы-пасть банкам пасть. Вы можете даже проконсультироваться с Диком “Гориллой” Фулдом, если в этом есть необходимость. А затем позвольте природе сделать свою работу.

И самое главное, завершите эксперимент с бумажными деньгами и закройте двери Федерального Резерва навсегда. Нет сомнений в том, что экономика и миллионы людей вынуждены будут выстрадать боль реструктуризации экономики, которая продлится несколько десятилетий. Но есть ли у нас другой выбор на самом деле?

Давайте посмотрим правде в глаза. Федрезерв все равно не может поддерживать финансовый порядок сколько-нибудь продолжительное время, начиная с сегодняшнего дня. Зачем притворяться, что это не так, заставляя себя нести чушь, вроде обрушения уровня безработицы? Это оскорбительно.

Ваш авторитет растрачен. Лучше уйти самостоятельно, чем ждать, когда вас уйдут.

finview.ru/2017/06/24/otkrytoe-pismo-uilyamu-dadli/
avatar

Tristan

  • 26 июня 2017, 11:38
+
0
Почему Федрезерв вновь потерпит провал

Джон Мейнард Кейнс написал однажды: “Практичные люди, считающие себя совершенно не подверженными никакому интеллектуальному влиянию, обычно оказываются рабами какого-нибудь умершего экономиста.”

Более верных слов и придумать сложно, однако, если вы захотите освежить цитату Кейнса применительно к сегодняшним условиям, вам следует начать ее с “практичных женщин,” чтобы учесть в этом высказывании Председателя Федрезерва Джанет Йеллен. “Умершим экономистом” в таком случае будет значиться изобретатель Кривой Филлипса Уильям Филлипс, отошедший в мир иной в 1975 году.

Если описать в простых терминах, то Кривая Филлипса – это модель, основанная на одном уравнении, которая описывает обратное отношение между инфляцией и уровнем безработицы. Если безработица уменьшается, то инфляция растет, и наоборот. Это уравнение было впервые явлено миру в академическом журнале в 1958 году, и оно рассматривалось как полезный инструмент в монетарной политике в 1960-х и начале 1970-х годов.

Но к середине 1970-х Кривая Филлипса перестала работать. В США наблюдалась большая безработица и высокая инфляция в одно и то же время. Иногда такую ситуацию называют “стагфляцией.” Милтон Фридман высказал идею, что Кривая Филлипса может работать только на непродолжительных промежутках времени, потому что в долгосрочной перспективе инфляция всегда определяется монетарным предложением.

Экономисты начали видоизменять оригинальное уравнение, добавляя в него различные факторы, которые имели не эмпирическую природу, а были сами результатами других моделей. В результате вместо уравнения получилась путаница моделей, основанных на моделях, которые не имели ни малейшего отношения к действительности. К началу 1980-х Кривая Филлипса никем не воспринималась всерьез, даже академиками, и она оказалась похороненной раз и навсегда. RIP.

Но подобно зомби из сериала “Ходячие мертвецы” Кривая Филлипса вновь вернулась!

И человек, который сделал главную работу по оживлению этого мертвеца, оказался никем иным, как Джанет Йеллен, которая является либеральным экономистом, специализирующимся на экономике труда, и которая по совпадению занимает теперь пост Председателя Федрезерва.

Уровень безработицы в США сейчас равен 4,3%, и это самое низкое значение с начала 2000 годов. Йеллен полагает, что в таких условиях должна возникнуть инфляция, так как недостаточное предложение на рынке труда приведет к росту зарплат, в результате чего экономика приблизится к пределам реального роста. Йеллен также согласна с Фридманом в том, что монетарная политика работает с временным лагом.

Если вы верите в то, что вскоре случится инфляция, и в то, что монетарная политика работает с лагом, то вам следует повышать процентные ставки прямо сейчас, чтобы сохранить контроль над ростом цен. Именно это Йеллен и ее коллеги делают в настоящее время.

Однако давайте вернемся в реальный мир, в котором все указывает не на приближение инфляции, а на приближение дефляции. Нефтяные цены падают, среднесрочные процентные ставки снижаются, участие в рабочей силе сокращается, демография располагает к сбережениям, а не к тратам, а логистика и цепочки поставок таких гигантов, как Wal-Mart и Amazon, душат рост цен, где бы он не возникал.

Даже традиционные сектора, в которых ранее наблюдалась высокая инфляция, такие как высшее образование и здравоохранение, и те охлаждаются в последнее время.

Йеллен и небольшая группа руководителей Феда, включая Билла Дадли и Стэна Фишера, продолжают всем видом показывать, что намерены и дальше повышать ставки в этом году. Оппозиция, выступающая за то, чтобы в этом году ставки остались на текущем уровне, растет, и в рядах этой оппозиции числятся Нил Кашкари, Лейл Брейнард и Чарльз Эванс.

Их интеллектуальная схватка вскоре достигнет своего апогея.

Во-первых, облигации растут в цене, потому что рынки ожидают рецессию или замедление экономики в результате неоправданного ужесточения политики Федрезервом. И тут я вспоминаю Билла Гросса…

Практически каждый инвестор слышал о Билле Гроссе. В течение нескольких десятилетий он возглавлял фонд PIMCO, являющийся самым большим облигационным фондом. Он специализировался на долге американского казначейства…

Фонд PIMCO всегда был “тяжеловесом” на облигационном рынке. В 1980-х и в 1990-х годах я работал в качестве главного кредитного специалиста в одном из крупнейших первичных дилеров, которые напрямую заключают сделки с торговым деском Федерального Резерва, осуществляющим операции на открытом рынке.

Фонд PIMCO имел выделенные линии и выделенную команду специалистов в нашей фирме. Когда этот фонд продавал или покупал облигации, рынок приходил в движение. Каждый первичный дилер хотел получить заявку от этого фонда.

Гросс стал известен благодаря своему умению показывать доходность, значительно превышающую рост облигационных индексов. Его успех заключался в правильно выбранном тайминге. Если вы продаете бонды накануне роста процентных ставок, и покупаете их, когда Федрезерв готовится понизить ставки, то вы можете получить не только купон и полный возврат затраченных вами средств в момент погашения этих облигаций, но и большие прибыли от изменения цен этих долговых инструментов.

Теперь Гросс выступает с одним из самых своих серьезных предупреждений. Он говорит, что уровень рыночного риска теперь выше, чем когда-либо с момента, предваряющего панику 2008 года. Гросс говорит, что все может повториться вновь, и скоро.

Никто не умеет читать рынок лучше, чем Билл Гросс. А значит, когда он выступает с предупреждением, инвесторам стоит обратить на это внимание.

Рынок акций дает противоположный сигнал. Акции растут, потому что рынки интерпретируют повышение ставок Федрезервом как сигнал о том, что экономика набирает силу.

Оба эти рынка не могут быть правы одновременно. Либо акциям, либо облигациям предстоит упасть в недалеком будущем.

Золото наблюдает и ждет, то снижаясь, испугавшись дефляции, то устремляясь вверх, решив, что Федрезерв будет вынужден развернуть свой курс, как только экономика заметно замедлится.

Мои модели показывают, что облигации, Билл Гросс и золото правильно оценивают ситуацию, а акции ждет обвал.

Коррекция на рынке акций не случится прямо сейчас, потому что Федрезерв все еще находится в режиме заговаривания ставок вверх и полагает, что дизинфляция – это временное явление.

Но даже Джанет Йеллен не может игнорировать реальность слишком долго. Прогнозы ФРБ Атланты по росту ВВП во втором квартале снизились с майских 4,3% до 3,4% по состоянию на 2 июня и до 2,9% по состоянию на 15 июня.

Сегодня этот банк выпустил свой последний прогноз по росту ВВП, который остался неизменным с 15 июня, то есть, по мнению ФРБ Атланты, экономика Америки вырастет во втором квартале на 2,9% из расчета за год.

Но есть нечто, что замедляет рост экономики, и это нечто – повышение ставок Федрезервом.

К августу даже сам Федрезерв получит послание. Но может так статься, что к тому моменту время исправлять ситуацию будет упущено. Если рост экономики США во втором квартале составит 2,5%, то в совокупности со значением этого показателя за первый квартал на уровне 1,2% прирост ВВП Америки во первом полугодии будет равен 1,85% из расчета за год.

И это даже меньше роста ВВП в 2%, который считается слабым в текущем цикле восстановления, стартовавшего в июне 2009 года. В таких условиях инфляция не рождается.
avatar

Tristan

  • 27 июня 2017, 14:18
+
0
Необдуманная политика Феда не должна никого удивлять.

Федеральный Резерв делал почти все неправильно по крайней мере в последние 20 лет, а то и дольше. Федрезерв организовал бэйл-аут Long-Term Capital Management в 1998 году, хотя по делу этому фонду следовало бы дать обанкротиться, чтобы Уолл Стрит услышал предупреждение.

Вместо этого мы увидели, что пузыри стали еще больше, в результате чего случился катастрофический коллапс 2008 года. Гринспен удерживал низкие ставки слишком долго с 2002 по 2006 год, и все это привело к надуванию пузыря в секторе недвижимости и последующему его коллапсу.

Бернанке проводил “эксперимент” (как он сам выражался) с количественным смягчением с 2008 по 2013 год, и этот эксперимент не привел к ожидаемому росту экономики, но он надул новые пузыри в акциях и в облигациях развивающихся рынков.

И теперь Йеллен повышает ставки в условиях слабеющей экономики, и ее действия, вероятно, приведут к рецессии, как это произошло в 1937 году, когда Федрезерв также решил поднять ставки на фоне низких темпов экономического роста.

Почему Федрезерв совершил это череду ошибок?

Ответ заключается в том, что он использует устаревшие и дефективные модели, такие как Кривая Филлипса, и так называемую политику “эффекта богатства.” Ничего из этого не ново; я говорю об этом годами в моих книгах, интервью и выступлениях.

Новизна заключается в том, что теперь даже мейнстрим-медиа начинают замечать, что что-то идет не так. Руководители Федрезерва были представлены как шарлатаны, как профессора из Страны Оз.

Последняя ошибка Федрезерва приведет к тому, что еще до сентября его политика смягчится в форме сигналов рынкам о том, что повышений ставок до конца года не предвидится.

Пришла пора покупать казначейские ноты и золото, а также выходить из акций в кэш. Возможно, Федрезерв последним узнает о наступлении дефляции, но, когда он узнает об этом, его реакция может оказаться немедленной, и в этом случае рынки могут пережить потрясение.

Именно это и происходит, когда зомби вырываются на свободу.

finview.ru/2017/06/27/pochemu-fedrezerv-vnov-poterpit-proval/
avatar

Tristan

  • 27 июня 2017, 14:19
+
+1
avatar

Tristan

  • 22 февраля 2018, 09:14

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.