К северу от 38-й параллели: Как живут в КНДР

Северная Корея, все еще невероятно засекреченная, перестает быть для мира «черным ящиком». Похоже, радикальный социальный эксперимент, который был начат там в 1940-х годах, подходит к концу. А за ним стоят судьбы людей — бесчисленное количество жизней. О том, как эти жизни были прожиты и что происходит в стране сейчас, рассказывает известный востоковед и публицист Андрей Ланьков.
Автору неоднократно доводилось бывать в Северной Корее и общаться с людьми из самых разных слоев общества. Это сотрудники госбезопасности и контрабандисты, северокорейские новые богатые и перебежчики, интеллектуалы (которыми быть вроде бы престижно, но все еще опасно) и шоферы (которыми быть и безопасно, и по-прежнему престижно).
Книга рассказывает о технологиях (от экзотических газогенераторных двигателей до северокорейского интернета) и монументах вождям, о домах и поездах, о голоде и деликатесах — о повседневной жизни северокорейцев, их заботах, тревогах и радостях. О том, как КНДР постепенно и неохотно открывается миру



Купил тут: ebook.alpina.ru/book/20923
Захотелось почитать про братьев наших восточных. До этого мало что знал о чучхе, о корейцах, только известные отрывки, статьи из СМИ.
Ниже приведу краткие отрывки из рекламного письма, что мне Альпина прислала, чтоб заинтересовать. У них это получилось ) Но и я доволен в итоге прочтением.

«Жизнь в Северной Корее и была нормальной. Даже в самых репрессивных режимах подавляющее большинство людей все равно старается жить нормальной жизнью — и в целом это у них обычно получается».
Андрей Ланьков, историк-востоковед

Однако норма зависит от точки зрения: для нас такая жизнь казалась бы фантастической и невозможной. Вот всего 10 примеров вещей и обычаев, которые окружают обычного северного корейца.

Его положение определяется уже на этапе рождения

Население разделено на страты, которые напоминают сословия феодальной Европы. К 1990-м годам у гражданина КНДР был не один, а целых три статуса: чхульсин сонбун («социальное происхождение»), сахве сонбун («социальное положение») и кечхын («социальный слой»). Кечхын наследуется от родителей и обычно никогда не меняется.

Он обязан вступить в «организацию»

В 14 лет каждый кореец попадает в Союз молодежи и либо остается в нём до 30 лет, либо в 18 лет переходит в Трудовую партию Кореи (таких меньшинство). В КНДР действуют пять «организаций» — Трудовая партия, Союз молодежи, Конфедерация профсоюзов, Крестьянский союз и Женский союз. Северокореец не может остаться без членства, как не может он быть членом двух организаций одновременно.

У него есть радио, которое нельзя перехватить

Каждое утро в 5:00 во множестве северокорейских домов и квартир раздается мелодия государственного гимна КНДР. С трансляции гимна начинает свою работу «третье радио» — сеть проводных радиоточек. С таким радио невозможно поймать международную станцию, а его передачи невозможно перехватить. В программе обычная смесь музыки, новостей и образовательных программ. Вещание обильно сдобрено идеологией, но северокорейцы любят «третье радио»: оно дешево, доступно и временами даже интересно.

Его окружают (очень крупные) лозунги

Представьте себя где-нибудь в горах в Северной Корее. Вас окружает великолепие вершин и горных лесов. А потом вы замечаете, что один из пиков украшен огромными алыми символами, которые хорошо видны с расстояния в несколько километров. Надпись гласит: «Да здравствует Великий Вождь!», или «Вперед, в скоростной бой!», или «Да здравствует Трудовая партия Кореи!» Лозунги не просто рисуют на склонах, их выбивают в породе.


Первый слоган в горах, прославляющий Ким Чен Ына, снятый со спутника

Выходить из дома можно только со значком у сердца

До недавнего времени все северокорейцы были обязаны надевать значок с лицом Ким Ир Сена всякий раз, когда выходили из дома. При этом дома носить значок было не обязательно — достаточно того, что портреты Вождя и Полководца имеются в каждой комнате любого дома. Всего их около 20 видов, изображения на значках и их размер могут многое рассказать о владельце: можно с одного взгляда понять, что перед вами сотрудник Госохраны, чиновник высокого ранга или член Союза молодежи.

Ночью в его дверь всегда могут постучать

Неожиданный звонок или стук в дверь после полуночи считается символом полицейского государства. Но обитателям дома не надо готовиться к аресту, это просто «проверка ночующих». Подобные проверки в Северной Корее — часть рутинной полицейской работы. Для того, чтобы остаться на ночь, тоже нужно получить разрешение.

За ошибки его будет порицать вся «организация»

Собрания самокритики проводятся еженедельно внутри каждой из пяти «организаций». На них участник должен сообщить обо всех нарушениях, которые он совершил за неделю и рассказать, как собирается их исправлять. Публичное покаяние должно включать цитату из трудов одного из Кимов. Потом наступает время «взаимной критики»: каждый участник должен осудить действия одного из своих коллег. Избежать участия в этих ритуалах не может никто.



Его может ждать долгая служба в армии

В Северной Корее одна из крупнейших армий в мире: её численность почти равна российской, но только население КНДР в восемь раз меньше населения РФ. Служат в вооруженных силах долго — 10 лет. Отслужив четыре года, солдат может поступить в гражданский вуз или в военное училище: там можно доучиться до офицера.

Он не сможет уехать из своей провинции без спецразрешения

Среднестатистический севернокореец может получить два вида разрешений: обычное и «разрешение с подтверждённым номером». Для получения первого нужны веские причины (официальное приглашение, смерть или свадьба), его выдают местные органы. «Разрешение с подтверждённым номером» требуется для поездок в Пхеньян и на приграничные с Китаем территории, получить его гораздо сложнее, запрос нужно отправлять в столицу. Без таких разрешений нельзя купить билет на междугородний автобус или поезд.

У него есть компьютер и мобильник, но без интернета

Вернее без привычного нам интернета. В КНДР есть «Пульгын пёль» — операционная система, которую предустанавливают на все смартфоны и компьютеры. Она не позволяет открывать файлы и изображения, которые были созданы на другом устройстве и не имеют «подписи» спецорганов. Есть в Корее и свой интранет — сеть Кванмён. Она совершенно автономна от «большого интернета».

По сути книга – история КНДР в сжатом виде. Настоятельно рекомендую. Очень понравилась, архиинтересно.
Познавательно и увлекательно, глубоко и насыщенно изложено. Чувствуется, что каждый раздел книги был тщательно продуман и отредактирован автором, ничего лишнего и пустого. Написано живым литературным языком, этакий увлекательный разговор с собеседником в форме длинного монолога. В книге без купюр повествуется о северокорейском быте, о семье Ким, идеологии, принципах жизни людей, и их трансформации с течением времени. Жуткое впечатление, скажу я вам, жить в таком ментальном плену, ужасное. А жизнь корейцев частью представляет собой приспособление к таким фальшивым реалиям: где по закону нельзя — на практике можно, да и само государство много где смотрит сквозь пальцы на все происходящее. Одним словом – дух формализма, где все всё знают и понимают, а некоторые советские явления укоренились в самых уродливых воплощениях. И, конечно, главная установка у них, что КНДР – самая лучшая, самая древняя, колыбель цивилизации, генератор мудрости и благоденствия, курс на расовую гомегенность и т. п. Короче парадигма по типу «Кыргызстан – энергетическое ядро земли» ©.
Но со временем ситуация у них потихоньку выправляется к лучшему, если так можно сказать. Т.е. все мягче с годами и правителями: Ким Ир Сен -> Ким Чен Ир -> Ким Чен Ын. Нынешний, как пишут, стремиться чуть рыночнее сделать экономику и местами это получается, но только своеобразно и только местами. «Рыночная экономика без реформ» ) Правда, сейчас опять трудности: www.rbc.ru/economics/31/05/2020/5ed3ba209a79475417b3bde3 Поглядим как преодолеют.
Кстати, как замечает Ланьков в качестве маркера, запуск «Рюгёна», если он произойдет, и будет символом выздоровления северокорейской экономики, т. к. ее возведение было в определенном смысле символом хронической болезни страны.
Хотя… в долгосрочной перспективе мне кажется (как и автору книги в основном), что их политико-экономическую модель ждет фиаско. Даже с учетом уникальности КНДР. Ну нельзя так долго жить в изоляции и в таких жестких рамках. Особенно в условиях цифровизации, интернета и т.п., которые северокорейцы успешно осваивают, пусть и с официальной цензурой госбезопасности. Обязательно, где тонко, там и прорвется. Цитата Линкольна так и просится на ум: «Можно обманывать часть народа все время, и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ все время» ©.

В общем я могу лишь заинтриговать, все не перескажешь – надо книгу читать.
  • +12
  • 04 июня 2020, 11:36
  • Tristan

Комментарии (1)

RSS свернуть / развернуть
+
+2
Знакомо ;))

Он не сможет уехать из своей провинции без спецразрешения

Среднестатистический севернокореец может получить два вида разрешений: обычное и «разрешение с подтверждённым номером». Для получения первого нужны веские причины (официальное приглашение, смерть или свадьба), его выдают местные органы. «Разрешение с подтверждённым номером» требуется для поездок в Пхеньян и на приграничные с Китаем территории, получить его гораздо сложнее, запрос нужно отправлять в столицу. Без таких разрешений нельзя купить билет на междугородний автобус или поезд.
avatar

Flipper

  • 08 июня 2020, 09:35

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.