The Banker Top-1000 World Banks 2020

Журнал The Banker опубликовал ежегодный рейтинг 1 тыс. крупнейших банков мира. Китайские банки укрепили свое лидерство, заняв четыре места в топ-5. Показатели некоторых американских банков несколько снизились, что не помешало им, как и европейским, сохранить свои позиции. В целом же эксперты The Banker отмечают, что по итогам 2019 года банки аккумулировали рекордный капитал и заметно сократили плохие долги, что поможет им смягчить последствия глобального кризиса.

1 июля британский журнал The Banker выпустил очередной рейтинг 1 тыс. крупнейших банков мира по капиталу первого уровня. Первая десятка банков осталась неизменной: крупнейшим в мире банком по размеру первого капитала остался китайский Industrial and Commercial Bank of China ($380 млрд). За ним идут еще три ведущих китайских банка — China Construction Bank ($316 млрд), Agricultural Bank of China ($277 млрд) и Bank of China ($258 млрд).

Единственным некитайским банком в пятерке крупнейших остался американский JPMorgan Chase ($214 млрд). Также в десятке крупнейших есть еще три американских банка (Bank of America, Wells Fargo и Citigroup), британский HSBC и японский Mitsubishi UFJ.

В тридцатке крупнейших банков мира (см. таблицу внизу) также преобладают китайские — всего 11. На втором месте американские — 6 банков. Третье место поделили Япония и Франция — по 4 банка.

Нынешний рейтинг характеризуется не только тем, что «большая четверка» китайских банков упрочила свое лидерство, но и тем, что вверх продвинулись региональные и профильные китайские банки «второго эшелона»: Shanghai Pudong Development Bank, China Merchants Bank, Industrial Bank, China Minsheng Bank и China Citic Bank. В результате они встали в один ряд по размеру капитала с крупнейшими банками США и Европы.

В тридцатку крупнейших банков мира в этом году вошел и российский Сбербанк, продвинувшись с 32-го места на 27-е (см. рейтинг российских банков в The Banker 1000).

В целом авторы рейтинга отмечают, что по итогам 2019 года банки накопили рекордный объем капитала первого уровня — в общей сложности $8,796 трлн. Это на 6% выше, чем годом ранее, и на 79% больше, чем в 2010 году, когда закончился мировой финансовый кризис.
Как известно, после этого кризиса международные финансовые регуляторы рекомендовали крупным банкам ужесточить требования к качеству капитала первого уровня и повысить его размер. Целью было обезопасить кредитные организации от потрясений, подобных тем, что происходили в 2007–2009 годах. Финансовые компании активно приступили к выполнению этих рекомендаций, и уже в 2015 году Базельский комитет по банковскому надзору (БКБН) заявил, что большая часть задач, поставленных после кризиса 2008 года регуляторами перед крупнейшими банками мира, была успешно выполнена.

Эксперты отмечают, что в 2010–2015 годах крупнейшие банки мира нарастили дополнительно почти $0,5 трлн капитала по сравнению с докризисным периодом. В марте 2015 года в интервью The Financial Times генеральный секретарь БКБН Уильям Коэн сообщил: «Теперь мы видим свет в конце тоннеля. Проделана бОльшая часть работы, и похоже, что мы приближаемся к финишу».

Теперь же The Banker отмечает, что в свете замедления мировой экономики, вызванного пандемией COVID-19, «рекомендации регуляторов к банкам, похоже, доказали свою правоту: данные говорят о том, что банковская система закончила 2019 год в очень хорошем состоянии».
Помимо рекордно высокого капитала первого уровня, который в случае необходимости позволяет компенсировать убытки, у банков накануне 2020 года вырос и общий объем активов — на 4,3%, до $128 трлн. Увеличился и совокупный объем доналоговой прибыли — на 2,13%, до $1,159 трлн.

Накопленный за прошлые годы потенциал может помочь ведущим банкам смягчить последствия пандемии коронавируса. Отчетности американских банков уже за первый квартал показали, что карантинные меры и закрытие предприятий ощутимо ударили по показателям финансовых компаний. Прибыли банков резко сократились из-за того, что они вынуждены выделять в резервы миллиарды долларов на покрытие потерь от кредитных операций.

Авторы рейтинга The Banker отмечают, что в этом году пострадают и показатели китайских банков. При этом эксперты подчеркивают, что «хотя Китай стал первой страной, чья экономика понесла урон, он же стал одной из первых стран, чья экономика начала возвращаться к нормальной жизни».
В пользу американских банков играет то, что их операции в целом являются более эффективными с точки зрения издержек и использования капитала. Если китайские банки в общей сложности владеют 24,64% всех банковских активов в мире и при этом генерируют 28,46% доналоговой прибыли мировой банковской индустрии, то американские банки владеют «всего» 13,55% мировых активов, но генерируют 22% общей банковской прибыли.

В Европе эксперты The Banker зафиксировали по итогам 2019 года у ряда крупнейших банков небольшое сокращение таких показателей, как доналоговая прибыль, рентабельность активов и рентабельность капитала. Однако более позитивным моментом они считают, что банки таких стран, как Греция, Италия и Португалия, вызвавших всего несколько лет назад долговой кризис во всем ЕС, заметно сократили объемы плохих долгов. Отчисления на покрытие убытков по кредитным операциям в Португалии сократились на 36%, в Италии и Греции — на 22,8%.

Также банки этих некогда проблемных стран еврозоны по итогам 2019 года улучшили такой показатель, как «отчисления для компенсации обесценивание активов». В Португалии он сократился на 4,6%, в Италии — на 17%, а в Греции — на 20,4%.

www.kommersant.ru/doc/4398510
  • +5
  • 02 июля 2020, 08:20
  • Tristan

Комментарии (2)

RSS свернуть / развернуть
+
+3
avatar

Tristan

  • 02 июля 2020, 08:21
+
+2
Российские банки расширили присутствие в списке The Banker 1000

Российские банки заметно улучшили свои позиции в рейтинге The Banker 1000. Большинство участников престижного списка продемонстрировали как уверенный рост капитала, так и рост активов. Во многом этому способствовала рекордная прибыль сектора за минувший год. Полученный запас по капиталу позволяет банковской системе легче переживать последствия финансового кризиса, вызванного пандемией коронавируса.

Почти все российские банки, не первый год присутствующие в рейтинге The Banker 1000, улучшили свои позиции не только по сравнению с предыдущим годом (см. “Ъ” от 1 июля 2019 года), но и по сравнению с 2018 годом. Общее количество российских банков в престижном рейтинге, для попадания в который требуется иметь капитал свыше $500 млн, за год выросло с 17 до 23. Этот список пополнился за счет двух банков, находящихся под жесткими санкциями,— АБ «Россия» и СМП-банка, двух банков с иностранным капиталом — Ситибанка и ИНГ-банка, а также Новикомбанка и «Уралсиба».

В первой сотне мирового рейтинга Россию по-прежнему представляют Сбербанк, который поднялся на 5 позиций, переместившись на 27-е место, и ВТБ, поднявшийся на 15 позиций, заняв 70-е место. Ведущие позиции сохраняют российские кредитные организации и в регионе Центральная и Восточная Европа: три первых места занимают Сбербанк, ВТБ и ГПБ. В топ-25 в этом регионе также присутствуют десять российских банков, среди которых Альфа-банк, РСХБ, МКБ, Совкомбанк и другие.

При этом почти все российские участники рейтинга показали уверенный рост капитала: от 12% до 110%, а также заметный рост активов до 73%.
Как отмечал ранее Банк России, росту капитала сектора в первую очередь способствовала капитализация нераспределенной прибыли даже с учетом значительных выплат дивидендов в течение года. Так, российские банки получили рекордную чистую прибыль по итогам 2019 года — 1,7 трлн руб. Наилучшую динамику по росту капитализации показал Тинькофф-банк, который поднялся на 280 позиций, заняв 534-е место. Вместе с тем единственным банком, который потерял позиции, оказался «Русский стандарт», который опустился до 978-го места. При этом его капитал первого уровня по МСФО снизился на 6,93%.

Номинальная величина капитала любого банка, по которой составляется рейтинг The Banker, находится в прямой зависимости от размера активов, отмечает вице-президент Moody`s Ольга Ульянова. Именно поэтому в нем традиционно лидируют китайские банки, крупнейшие по размеру в мире, говорит она. Как указывает эксперт, для стабильности же любого банка гораздо большее значение играют величина капитала относительно активов, взвешенных с учетом риска, устойчивость капитала к внешним шокам, выражающаяся в способности банка генерировать прибыль и избегать убытков, а также качество капитала, определяемое его источниками (к примеру, акционерный капитал выше по качеству, чем капитал, привлеченный за счет субординированного долга) и отказом банка от принятия рисков на связанные стороны. В отношении всех указанных параметров российская банковская система со времен кризиса 2014–2016 годов достигла «внушительного прогресса», подчеркивает госпожа Ульянова.

Представители международных рейтинговых агентств отмечают, что российские банки встретили финансовый кризис, вызванный пандемией коронавируса, в лучшем состоянии, чем это было накануне предыдущего кризиса.
При этом, указывают эксперты, банки упрочили системы риск-менеджмента, укрепили капитальную базу не только за счет наращивания буферов в соответствии с требованиями «Базеля-3» и применения повышенных весов риска к различного рода кредитным продуктам (необеспеченным потребительским кредитам, ипотечным кредитам с высоким отношением кредит/залог, валютным кредитам неэкспортерам), но и улучшили качество капитала и имеют реальные шансы на сохранение прибыльности в целом по сектору по итогам 2020 года. Эти факторы позволят банковскому сектору сохранить капитал в течение ближайших 12–18 месяцев, считает Ольга Ульянова. «Не последнюю роль в этом процессе будет играть и настоятельная рекомендация банкам от ЦБ воздержаться от выплаты дивидендов»,— отметила она.

В S&P на данный момент также считают, что банковская система в целом продемонстрирует устойчивость в условиях краткосрочного циклического стресса.
По словам директора направления «Финансовые институты» S&P Сергея Вороненко, пока крупнейшие банки способны абсорбировать шок собственными силами. В то же время ожидаемое на фоне пандемии увеличение объема проблемных кредитов и потерь по кредитам, вероятнее всего, будет иметь последствия за пределами временного отрезка 2020–2021 годов. Однако сформированные банками запасы капитала могут «частично компенсировать потенциальное повышение потребностей в докапитализации банковского сектора», указывает он.

www.kommersant.ru/doc/4398707

avatar

Tristan

  • 02 июля 2020, 08:23

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.