Рейтинг
+50.11
голосов:
24
avatar

ЮМОР  

про Скарсгорда

Егор Сенников
4 сентября 2015 г. ·
"-А я в профиль похож на Стеллана Скарсгорда, ужасно его люблю..."
Прямо скажем, это не совсем то, что я ожидал услышать в обычной подмосковной маршрутке. Обернулся — оказалось, что это говорил водитель, какому-то своему молодому напарнику. И, не могу не согласиться, он действительно был очень похож на шведа Скарсгорда, особенно если бы тот вдруг захотел сыграть роль российского водителя, обрядившись в плотную клетчатую рубашку, камуфляжные штаны и кроссовки.
-Ты хоть знаешь кто такой Скарсгорд? — с сомнением спросил водитель напарника. Тот только помотал головой.


( Читать дальше )

История болезни. Завелась у Серёжи как-то женщина


Завелась у Серёжи как-то женщина
Он сперва убеждал себя, что ничего страшного, что женщина сама рассосётся. Однако женщина не проходила. Более того, женщина начала распространяться. Она быстро распространилась по всей комнате, заполнила собой кухню и ванную. Даже вторую комнату не удалось спасти, сколько бы Серёжа в ней ни прятался и ни окуривал её.
Ни кошка, ни собака, специально пойманные и принесённые домой, не изгнали женщину. Серёже становилось всё хуже и хуже. Теперь, после смены, ему приходилось убирать за кошкой и выгуливать собаку.
Серёжа решился рассказать всё отцу. Он поговорил с ним как мужчина с мужчиной, и отец ответил, что дело плохо. Что это уже не просто женщина, это жена. Надо было раньше начинать её выводить. Теперь простыми средствами тут не поможешь.
На его просьбу вывести жену отказом ответили в СЭС и ЖЭКе. В специальном журнале для холостяков Серёжа прочитал совет, что жену можно вытравить носками. Однако, сколько Серёжа не разбрасывал по квартире носки, жена не вытравливалась. Вытравились сами носки, вся грязная одежда, да и вообще вся грязь, к которой Серёжа так привык и без которой всегда быстро впадал в депрессию.
У Серёжи началась аллергия. Раньше он любил девушек. Сейчас, после каждого, даже случайно брошенного взгляда, у него вспухало лицо, трескалась губа, появлялись рубцы на щеке. Девушки стали шарахаться от Серёжи, узнав, что у Серёжи женщина. Они сказали, что это заразно, что у них тоже может начаться аллергия, а им не хочется иметь поврежденное лицо и проплешины в волосах.
Друзья посоветовали лечиться водкой. Сказали, что она неплохо жену выводит. Якобы Вася именно так жену и вывел. Однако, если раньше у Серёжи голова немного болела только по утрам, то теперь порою начинало ломить всё тело сразу при попытке осушить хотя бы пару стопок. Промежуток, наполненный радостью, ранее составлявший 7-12 часов между первой стопкой и похмельем, стал бесконечно мал.
Серёжа заметил, что жена – очень едкое явление. Она разъедала самые нужные вещи. Она их буквально растворяла. Первым делом растворились все свободные деньги. Затем растворились друзья, а потом растворилось Время…
Серёжа решился на отчаянный шаг. Он не спал всю ночь. Его мучил страх. Он всегда боялся боли, острых орудий, кровь; ему неприятно было думать, что люди в специальной форме будут задавать ему бесцеремонные вопросы… Но он решился. Он подошёл к спящей жене. Он долго смотрел на неё и дрожал.
Потом выскочил из дома и побежал в больницу. Он долго мялся в кабинете врача.
— Доктор, у меня это… Ну, Вы как мужчина должны меня… Это очень стыдно и интимно… Нет, я не могу так! Пусть медсестра выйдет.
Как ни ругался врач, как ни уговаривала медсестра, ничего они от него не добились. Медсестра вышла, и Серёжа обо всём рассказал. Врач помрачнел.
— Откровенно говоря, я тоже запустил это дело. Сперва я обнаружил у себя женщину. Думал, так пройдет, но она быстро прогрессировала в жену и приобрела хроническую форму…
Они обнялись и проплакали 15 минут. Врач прописал ему здоровый образ жизни, больше проводить время на работе.
Серёжа стал заниматься спортом и продвигаться по службе. Сначала ему это нравилось, однако он стал замечать, что жена размножается. Приходилось всё больше и больше работать.
Однажды по телевизору показали психолога и сказали, что он занимается женой. На следующий день Серёжа побежал к психологу и сказал, что у него жена. А психолог сказал Серёже, что на самом деле не всё так плохо. На самом деле это не у него жена, это он у жены.
Утром Серёжа проснулся, обрадовался миру и подумал «пусть мучается» с широкой улыбкой на устах. Вот такие хорошие люди – психологи.
oppps.ru/zavelas-u-seryozhi-kak-to-zhenshhina.html

Анек

Оторвало мужику член. Заплатили они с женой большие бабки, сделали ему операцию и пришили донорский.
Попробовали на нянечке — все в порядке, и отпустили домой.
Через месяц приходит жена с претензиями.
— Ну что же вы? Такие деньги взяли, а он меня и не чпокает.
Вызвали мужика и спрашивают, что случилось.
Мужик:
— А ничего, все в порядке. Перетрахал всех баб во дворе, на работе…
Врач:
— А жену почему не имеешь?
Мужик:
— Не могу переступить психологический барьер.
Врач:
— Какой барьер?!!
Мужик:
— Ну как же, свою жену и чужим хуем!

Шторы

В Чехии учится огромное количество иностранных студентов. Что–то около 45 000 человек. И всем им надо где–то жить. Большинство, конечно же, выбирает общежития. Но бывает, у института общежития нет. Или студент привередливый. Не любящий шумное соседство себе подобных.

В общем, очень много студентов снимают квартиры. У тех, у кого эти квартиры есть. Была одна такая квартирка и у меня. В новостройке. В Праге 5 недавно построили два высотных 22–этажных здания. Стоящие друг около друга, как две свечки. И покрасили их в красный цвет с белыми вставками. Или, наоборот, в белый цвет с красными вставками. Их так сразу и стали называть — свечки.

Моя однокомнатная квартира располагалась на десятом этаже. Окна выходили на стоящую рядом соседнюю свечку. На расстоянии каких–то 20–30 метров – ряд чужих окон. Поэтому–то и цена была за квартиру ниже, чем у остальных.

Итак, купил я квартиру. За месяц мне сделали в ней кухню и встроенный шкаф. Поставил кровать, стол и два стула. И тумбочку с тремя полками. Бюджетный вариант — икеевский.
Начал искать квартиросъёмщиков. Дал объявление.

Через день раздался звонок. Женский голос:
— Здравствуйте, вы квартиру сдаёте?
— Здравствуйте. Да, я.
— Когда можно посмотреть?
— Завтра вечером устроит?
— Устроит.

Дал адрес. Уточнил время. Заверил, что буду.

На следующий день ровно в 18.00 я уже был на месте, возле подъезда. Через минуту подошла и будущая жиличка.

Длинные–длинные ноги. Бело–пепельные волосы. Симпатичное личико. Грудь, как минимум, третьего размера. Элегантное платье от Дольче Габбана. Сумочка той же фирмы. Босоножки.
В общем, хоть сейчас на подиум.

Девушку звали Наталья. И она училась в Финансовом институте. Который располагался в этом же районе.
Поднялись в квартиру. Квартира Наташе понравилась. Спросила, можно ли будет сделать прописку. Заверил, что без проблем.
Уже выходя из комнаты, Наташа остановилась, ещё раз обвела взглядом все 30 квадратных метров.
— Очень мне нравится это гнёздышко, — сказала она, — Голландию напоминает.
— Чем напоминает? — спросил я.
— Окна большие и без штор, — ответила Наташа и пошла к выходу.
Я похолодел. Вроде, всё купил в новое жильё. А вот про шторы забыл. А окна у меня, и вправду, были во всю стену. Даже карнизы были приколочены к потолку. Но без штор.
— Если хотите, можете повесить свои, — пролепетал я, вползая за девушкой в лифт.
— Ну вот ещё, в чужую квартиру шторы покупать, — дёрнула плечиком Наташа, — в Европе же принято без штор жить. Вот и буду.

— Принято, — подтвердил я, забыв добавить, что чехи–то как раз и любят отгородиться от любопытных глаз жалюзи или портьерами.
В общем, подписали мы договор. Я передал симпатичной студентке ключи. Получил за первый месяц деньги и на эти самые деньги поехал в отпуск. К друзьям. В Испанию. Сентябрь — самое время для отпуска в Испании.
А Наташа осталась жить в моей скромной однокомнатной квартирке на 10 этаже в Праге. С твёрдой уверенностью, что в Чехии шторы на окнах редко кто вешает.
После учёбы Наталья приходила домой. Раздевалась. И в одних трусах готовила себе ужин. Она где–то прочитала, что тело должно дышать. Поэтому–то и ходила по квартире практически голой. Если ей надо было выйти на балкон, то она целомудренно набрасывала на себя халатик.
Первым обратил внимание на отсутствие штор и присутствие третьего размера бюста сосед с 11 этажа из дома напротив. С его балкона моя квартира с квартиранткой просматривалась просто на ура.

Идеальный угол обзора.

Вышел как–то вечером сосед покурить. Так всю пачку и просмолил. Заполз домой продрогший и насквозь проникотиненный только тогда, когда студентка напротив легла спать.
На следующий день он поделился своими наблюдениями с другом, живущим в этом же доме. У того обзор был похуже, но при правильном угле наблюдения была видна кровать девицы. В свою очередь, друг рассказал об отсутствии верхней одежды и штор в квартире напротив их дома еще нескольким соседям. И вскоре вся сильная половина дома под номером 26Б была в курсе вечерних стриптизов моей жилички.

Мужики, живущие на другой стороне дома, с окнами не на соседнее здание А, жутко завидовали счастливчикам, у которых была возможность наблюдать за передвижениями обладательницы стройных ног и третьего размера бюста.

Невероятно, но факт: женская половина дома Б о полуголой соседке напротив узнала только спустя две недели. То ли женщины у нас такие невнимательные, то ли мужчины по вечерам стали резко опускать жалюзи, дабы дражайшие половины не могли увидеть то, что им не положено. Но две недели жёны ни о чём не знали, и даже не догадывались, чем на балконах занимаются их мужья. К которым вдруг зачастили соседи из квартир напротив.

Но всё тайное когда–то да становится явным. То же самое произошло и тут. Причём тайное сразу вдруг стало явным для всех и при довольно трагических обстоятельствах.

На 12 этаже в блоке Б в двушке жила семья. Муж Пётр, жена Маркета и дочка Катенька. Дочери недавно исполнилось десять лет. А супругам было по 35.

Жили они поживали. И вдруг Петра как будто подменили. Стал уединяться с телефоном и газетой на балконе. Выйдет, дверь закроет и сидит там, глядя куда–то вдаль. Иногда звонит кому–то. При попытке супруги выйти на балкон, Пётр её туда не пускал. Говорил, что ему надо побыть одному.

Маркета почувствовала неладное. Женское сердце наполнилось подозрениями и ревностью. Да и секс с мужем вдруг стал редким и быстрым. А когда однажды Пётр заметил ей: что–то ты растолстела, Маркета поняла: у него кто–то есть.

Стала на весы: 93 кило. Но у неё в роду все женщины были дородные. Не то что муж — соплёй перешибёшь.

Всю ночь проплакала бедная женщина. А утром, пока муж плескался в ванне, залезла к нему в телефон. В поисках компромата.

Первым делом просмотрела, куда звонит благоверный. Дневные телефонные звонки в основном были по работе. Неизвестные номера Маркета аккуратно переписала. Позже позвонила по ним. Но ничего криминального в этих номерах не было. Почта, горгаз, звонок из школы.
Зато вечерние звонки мужа, сделанные с балкона, Маркету озадачили. Абоненты были обозначены номерами: 418, 420, 378.

Женщина ломала голову, что эти номера могут обозначать, пока не догадалась. Это номера квартир. В их же доме. Позвонила по одному из номеров. Ответил мужчина. Позвонила по другому. Вновь мужчина.
Но всё равно. Какое–то чувство, что её обманывают, не давало Маркете покоя.

Вечером, как обычно, Пётр пожаловался на духоту в комнате и выскользнул на балкон. Маркета взяла сумку и вышла из дома, якобы в магазин за хлебом. А сама спустилась вниз и из–за угла стала наблюдать за своим супругом, стоящим на балконе. Муж некоторое время слонялся по крохотному пятачку. Потом вдруг остановился, достал телефон и начал кому–то звонить. На соседних балконах стали появляться мужики. Кто с газетой, кто с сигаретой, кто с дымящейся чашкой кофе. Маркета не верила своим глазам: все балконы в доме заполнили представители сильного пола. Одновременно. Как по сигналу.

Маркета поднялась к себе в квартиру. Стараясь не шуметь, сняла обувь и прокралась в комнату. Проходя мимо кухонного стола, зачем–то прихватила с собой тефлоновую сковородку.
Муж стоял на балконе неподвижно, облокотившись на перила левой рукой. Правая рука у него была засунута в штаны. Телефон лежал на стуле.

Маркета осторожно приоткрыла дверь и вышла на балкон. Замок она ещё утром сломала так, что его невозможно было закрыть.

Пётр услышал шорох позади себя и обернулся. Глаза его сияли, на лице застыла блаженная улыбка.
— Ты? — глупо улыбаясь, спросил он.

Маркета ничего не ответила. Она оттеснила тщедушного супруга в сторону и бросила взгляд на дом напротив. Чуть ниже светились окна моей квартирки. Где на диване с ноутбуком на коленях сидела молодая блондинка и что–то печатала. Блондинка была голой.

Время застыло на несколько томительных мгновений. Улыбка с лица Петра стала медленно сползать. На балконе рядом сосед увидел Маркету, ойкнул и растворился в сумраке. Где–то громыхнуло. На Прагу надвигалась гроза. Стало душно.

— Я тебе всё объясню… — вдруг подал голос Пётр.

Маркета повернулась к мужу и практически без замаха врезала ему по физиономии сковородкой. Пётр от удара отлетел к стене и свалился как подкошенный. Из разбитого носа фонтаном полилась кровь. Маркета выдохнула после удара и набрала в лёгкие побольше воздуха.
— Скотина! — заорала она. — Свинья неблагодарная!
На горизонте полыхнула молния. Застучали балконные двери. Рёв Маркеты заставил ретироваться испуганных мужчин в свои семейные гнёзда.

— Кобель недоразвитый! — продолжала орать женщина. — Осёл безмозглый!

Пётр перевернулся на бок и попытался уползти с балкона. Но Маркета свободной рукой схватила мужа за штаны. Легко вернула залитое кровью тело на место и вновь ударила сковородкой. Но уже по спине. Что–то хрустнуло. В ответ на хруст где–то вдалеке громыхнул гром.

— Убивают! — вдруг истошно заорал Пётр, почувствовав, что у него отнимается левая рука. – Помогите! Убивают!
— Макака бессердечная, — рявкнула в ответ на крики мужа о помощи Маркета.
Но бить перестала. Лишь пнула лежащее перед ней тело, которое тут же поспешило отползти в комнату.

Маркета оглянулась. Двумя этажами ниже в доме напротив Наталья, услышав крики, отложила в сторону ноутбук и подошла к окну. Она предстала перед Маркетой в светлом квадрате окна в одних трусиках. Из освещённой квартиры ей было плохо видно, что творится за окном, поэтому она прильнула к стеклу, сложив ладони кружком вокруг глаз. Её третий размер расплющился о стекло.
— Корова сисястая! — крикнула Маркета и метнула в сторону молодой девушки сковородку.

Но отсутствие спортивных навыков и вес метательного снаряда сыграли злую шутку. Сковородка пролетела между двумя домами–свечками и разбила окно на 8 этаже, аккурат двумя этажами ниже моей квартиры. В такой же однокомнатной квартире, где в это время молодая парочка смотрела романтический фильм на DVD. Смотрела и целовалась. И в этот момент с дребезгом разлетелось окно и, сбив по пути телевизор, к их ногам упала тефлоновая сковородка. От испуга молодой человек внезапно сжал зубы и прокусил своей подруге язык. Та заорала благим матом и убежала в ванную смывать кровь.
Молодой человек, оправившись от испуга, вызвал скорую помощь. Потом подумал и позвонил ещё и в полицию.

Наталья, ничего не разглядев в сгущающейся темноте, отошла от окна и продефилировала в туалет.
Маркета посмотрела на плоды своего броска, плюнула и пошла в комнату. Муж лежал на полу без сознания. Из носа тоненькой струйкой текла кровь. Женщина перепугалась и вызвала санитаров.
Первой приехала полиция. Вслед за ними на пятачок перед домом с воем сирен примчалась скорая помощь. Буквально бампер в бампер за ней приехала вторая скорая. К молодой паре.
Одновременно с их приездом с неба наконец–то что–то закапало. Капало минут пять. Мало и не очень мокро. А потом и вообще перестало. Капать. Гроза прошла стороной.
Минут через 20 на носилках вынесли Петра. Девушка с прокушенным языком осталась дома. Госпитализация ей не грозила. Но своего ухажёра она выгнала.

Про горячую тему

— Дмитрий Анатольевич, а я тут, кстати, один фильм на ютубе посмотрел, и там у вас какие-то дома, уточки, поместья. При этом сытые нулевые уже закончились, страна под санкциями, нефть уже не та. Откуда у вас это всё? Вы ведь даже не прокурор, мы же оба, эээ, понимаем ваше место в пищевой цепочке.

Дмитрий Анатольевич нервно озирается, потом подходит к президенту и жарко шепчет в ухо:

— Биткойны.

И дальше он рассказывает, что сам сначала не верил, но реально карточка отбивается за пять месяцев, если энвидию брать, хотя, конечно, где ее сейчас возьмешь за разумные деньги, но у грефа, правда, есть один контакт, может, и осталось, что на складе, а, да, конечно, и Греф тоже, он-то тему и спалил, у него все отделения уже второй год без продыху майнят, но у Грефа старая архитектура, и биткойны можно получить только в том отделении, где намайнил, неудобно, а еще Почта России майнила, но у них при пересылке все биткойны тупо вытащили из бандероли, и теперь, конечно, концов не найдешь.

— Да вы все там, что ли, майните, — не выдерживает президент. — я теперь понимаю, почему страна в таком состоянии, один Собянин работает.

— Нет, — говорит премьер. — не все. Мединский по бинарным опционам пошел, что с него взять, гуманитарий.

— А как бы и мне, — говорит президент, — небольшой, эээ, майнинг-риг собрать? Для борьбы с рецессией.

— Ну, биткойны это старая тема уже, — выдыхает Дмитрий Анатольевич. Перегреты. Я вам рекомендую Ethereum. Очень недооценен. И перспективы роста получше, чем у ВВП. У нас как раз есть один мальчик, который в этом хорошо разбирается, он вам все расскажет.

© не моё

Про переводную литературу

takiedela.ru/2017/06/kak-ya-bila-literaturnim-negrom/
Я перепечатываю весь роман на английском, мы прогоняем его через переводчик PROMT. Это кажется гениальным решением. Пока мы не видим перевод: «его рабочий поршень остановился», «она княпала через передачу», «груды волочились по волосяной плоскости», «единицы конечностей двигаются вдоль», «деревянное стояло упорно», «животное знает животное», «кнак, кнак, кнак, вопросило лицо». Это невыносимо. Костик хохочет. Я разбиваю три тарелки. Людочка звонит и передает привет от Сергея Валерьевича.

— Слушай, — говорит Костик. — А ты уверена, что кто-нибудь из них читал оригинал?

Аннотацию мы перевели за десять минут.

Свой первый любовный роман я написала за три недели.

Тот, кто не сдавал вовремя текст, ничего не знает об эйфории.

По мотивам посещения думы блогершей

– Да вы не стесняйтесь! Нужно быть прозрачным – вот как я! – Саша навела на депутата камеру айфона. – Давайте так, Вы просто ходите по дому и рассказываете…

– О чем? Вот мы приняли в этому году поправку по переселению из ветхого и аварий…

– Да нет же! – Саша Лукас – юная звезда инстаграма – нахмурилась. – Аудитории это неинтересно!

– Да ладно – неинтересно! – депутат засмеялся. – У меня три судебных дела по этой программе! Застройщики, глядь… Извините…

– Тем более! Расскажите о детстве, о семье, будьте ближе к людям.

( Читать дальше )

Понравился стиль ну и сама история :)

4 июня 1940 года Швейцария сбила два немецких самолёта — за нарушение своей воздушной границы. Люфтваффе сказало "#$%$##", и попыталось отомстить — хитроумно выманило 12 швейцарских истребителей на территорию Франции, где в данный момент велось наступление вермахта: там их атаковали 28 «мессершмиттов». Однако швейцарцы доказали, что умеют не только сыр на часах крутить — они хоть и потеряли один самолёт, но подбили три вражеских.

( Читать дальше )

Сперто с Фейсбук

— Оксана! — вскричал с порога Мыкола. — Быстро собирай сумки. Бегим отсюда!
— Да шо такое?
— Безвиз, Оксана! Европа дала нам безвиз! Бегим скорее. В Прагу, в Берлин, в Париж, в Лондон — куда угодно. Только подальше отсюда.
Спустя час оба, с двумя огромными чемоданами, с трудом втиснулись в переполненную маршрутку. В салоне все были с чемоданами и все гутарили про Европу. Подсчитывали будущие барыши, прикидывали, какой особняк прикупят, спорили, брать ли Порш Кайен или простой мерседес.
На вокзале было не протолкнуться. Проводники за две тысячи гривен сажали на багажные полки. Некоторых пускали на крыши вагонов, кто-то устраивался в емкости для угля. В спешном порядке к поезду прицепили еще с десяток грузовых вагонов и платформ, и все равно места на всех не хватало.
Наконец тронулись. За окнами вагона проплывали опустевшие города, поселки, хутора. В Ивано-Франковсе за поездом долго ковылял на палках инвалид с рюкзаком и кричал: Остановите вагон! Я с вами! Я с вами…
И вот наконец граница, пропускной пункт. Людское море простиралось до горизонта, кричали бабы, плакали дети, матерились хлопцы…
— Шо такое? — забеспокоился Мыкола.
— Да не пущают, ироды, — отозвался мужичок с чубом. — Говорят, бронь какая-то нужна, страховка, банковская выписка, билеты обратно…
— Как обратно? Куда обратно?!!! Я не хочу обратно!!! — закричал Мыкола.
Проплывающие над дорогой облака равнодушно внимали его крику…

Анек

Москва, Большой театр, премьера. Толпа на входе. К кассе пробивается мужчина с бородкой, с ним женщина в шляпке с вуалью.
— Здравствуйте, я академик, моя жена — профессор. Мы очень хотим попасть на этот спектакль.
— Сожалеем, но все билеты проданы.
— Вы поймите, я — академик, моя жена — профессор. Мы давно ждали эту премьеру, поищите для нас место.
— Извините, ничем не можем помочь.
Женщина теребит мужа за рукав:
— Вася, не унижайся, пойдем домой.
— Отъебись! Я академик, моя жена — профессор…